Елена Данченко: "Нужна ли поэзия человечеству? На этот вопрос когда-то лучше всех ответил Бродский"

Колоритный поэт, блестящий переводчик, Елена Данченко — подвижник на культурной ниве. Она более десяти лет работает в Нидерландах и делает всё возможное для продвижения русской поэзии на Западе

— Елена Михайловна, как русский поэт, живущий в Нидерландах, осветите вопрос: интересуется ли Голландия русской поэзией, вообще русской литературой?
— В Нидерландах живу 11 лет и есть уже какие-то, пока скромные, контакты с голландскими поэтами (скромные, потому что мне приходится много ездить). Я не замечала у них большого интереса именно к русской поэзии. Они развивают своё национальное искусство. Конечно, они, как поэты любой страны, весьма начитанные люди и наверняка читали Пушкина, к примеру. Среднестатистический голландец читал, или по крайней мере, слышал о Толстом и Достоевском. Самые продвинутые знают Чехова, Солженицына. Пожалуй, всё. Русской поэзией всерьёз интересуются переводчики-слависты. В Голландии есть прекрасные переводчики поэзии с русского языка. Мне нравится, с какой лёгкостью и бережностью, каким красивым и изящным слогом они переводят. В Нидерландах иногда издаются альманахи русской поэзии. К примеру, несколько лет назад вышла роскошная книга на 400 страниц «Зеркало русской поэзии» под редакцией Виллема Вестштейна и Петера Зеемана. Там представлена вся русская поэзия, от Феофана Прокоповича и Ломоносова до Парщикова и Ерёменко. Если такие книги издаются, значит есть интерес к нашей поэзии, в определённых кругах, конечно.
— Сколько за это время вы выпустили книг? А сколько их вышло до того, как вы уехали?
— За время моего пребывания в Голландии у меня вышли две книги стихов. Одна в Москве, в издательстве Э.Ра (2012-2013), вторая стала моим выигрышем в конкурсе имени Ольги Бешенковской, проводимом в Германии. Он вышла в издательстве Stella в городе Хехингене (2015). Книга «Где бы ты ни был» неплохо расходится, поэтому была переиздана. До отъезда я успела издать всего три книги стихов, все три в Москве, в разных издательствах.
— Если можно, почему вы покинули Россию?
— Россию я не покинула. У меня два гражданства и в Москву, к себе домой, я приезжаю, минимум, раз в год. В Москве у меня сын, невестка, внук. Ещё я езжу в Беларусь – у меня там мама. Вот так и живу – на три страны. Даже на четыре, если учесть летние полевые работы мужа во Франции (он геолог по профессии). Мы по миру много ездим.
— Вы не только пишете, но и переводите. А сами — пишете ли на голландском, или ваши стихи кто-то на него переводит? Пожалуйста, расскажите про сборник, который вы выпустили в дуэте с китайской поэтессой Мин Ли. Как родилось это сотрудничество? Легко ли было с ней работать? Получили ли вы удовольствие от этого совместного творчества?
— Я действительно перевожу, с нидерландского и английского – двух языков, которые мне доступны. Перевожу также с подстрочников, но это менее интересно, потому что язык надо чувствовать, на нём надо говорить. Да, мне удалось создать двуязычную книгу стихов совместно с китайской поэтессой Мин Мин Ли. Работа с китаянкой шла трудно, если честно. Вообще идею создать двуязычную книгу мне подкинула моя учительница нидерландского языка, Гердина Смит. Она сама хороший поэт, кстати. Мин и я учились в школе, но друг друга не знали. Гердина нас познакомила и какое-то время курировала. Собирались в кафе, показывали друг другу свои вирши. Для этого пришлось перевести их на голландский, для начала. План книги придумала я: разделить её на общечеловеческие темы-разделы, понятные всем и ставить вперемешку стихи: мои и Мин. Без имён. Темы мы обозначили на трёх языках: русском, китайском и нидерландском. По стилистике, по названию стихотворений, впрочем, авторство всё равно понятно: над китайскими стихами можно увидеть иероглифы, над моими – кириллицу. Всё это дополняется названием на нидерландском языке. С китайскими текстами, вернее, с их подстрочниками, работала впервые, там особая система образов, много намёков. Чтобы понять Мин, назначала ей встречи, проясняла каждое слово, каждый образ. Вообще затея была безумная: когда мы начинали, язык знали слабовато, не хватало времени на книгу, занимались ею урывками. Но – постепенно вытянули. «Где бы ты ни был» — это книга – акция, против национализма и расизма, которые, увы, существуют до сих пор. А люди на земле хотят, в принципе, одного и того же: жить в мире, быть счастливыми, спокойно работать и растить детей. Идея не новая, но несколько подзабытая. На голландском языке не пишу, но могу на него перевести. Редактировала Мин на голландском, а себя переводила сама. На русский перевела её, разумеется, тоже сама. Но потом наши тексты редактировали голландцы, в частности Гердина и голландский студент-славист. Конечно, нам помогали. Эта книга сделана параллельными текстами: на развороте одно и то же стихотворение, написанное по-голландски и по-русски.
— Считаете ли вы своё творчество частью процесса глобализации? Вообще, расскажите про свою деятельность на международной культурной ниве.
— Вы знаете, мне не нравится слово глобализация… Да, все мы люди и хотим одного и того же. Но мы самобытны и хотели бы своюЕлена Данченко самобытность сохранить. Невозможно переехать в Голландию, там умереть и тут же воскреснуть, например, голландцем. Наш с Мин сборник ведь и об этом – мы настолько разные, что даже без заглавий можно было бы понять, чьему перу принадлежат наши тексты – моему или Мин. Глобализация предполагает некую одинаковость – такой большой колхоз с неким председателем всего мира. Пока я читаю стихи русским, живущим в Голландии. Организовала один, надо сказать, успешный, вечер в Амстердаме, в зале Торгового представительства РФ, с помощью русских дипломатов. Собрала чудесных русских поэтов из Нидерландов, Германии, Бельгии. Свои стихи читали Анна Креславская, Лариса Подаваленко, Наталья Гребенко, Дина Дронфорт, Татьяна Ивлева. Татьяна Ивлева представила сборник «Певчий Ангел», тогда только что вышедший в санкт-петербургской «Алетейе», а я – свою новую книгу «Не избранное». Зал был полон, отдача слушателей была потрясающая. А ведь мы читали стихи о любви… Было приятно услышать от представителя Россотрудничества, что они даже не ожидали такого наплыва людей. Это хороший старт. Что касается голландской литературы, а точнее сказать, поэзии, то да, стараюсь опубликовать в периодике свои переводы из современной нидерландской поэзии в России. Здесь есть прекрасные поэты: Ингмар Хэйтце, Рубен ван Гог, Геррит Комряй, Анне Вехтер и другие. Стараюсь освещать литературные и культурные события, имеющие отношение к русской диаспоре и не только к ней, в российской периодике.
— Вам виднее из-за границы, существует ли и ощущается ли разница в отношении к поэзии и поэту между Россией и Западом? Поддерживается ли в Европе стихотворное творчество, или там теперь тоже — кто как может?
— Разница в отношении к поэтам и поэзии существует, и не в пользу России, простите за откровенность. В Нидерландах я видела битком набитые залы людей, пришедших послушать стихи (только что на люстрах не висели). Люди стоят строем, если речь идёт о небольшом кафе, стул найти невозможно. Я живу в регионе Утрехт, а здесь раз в году устраивают Дом Поэзии – с вечера до утра, всю ночь на разных сценах огромного здания – до недавнего времени городские власти отдавали Городской музей под праздник поэзии — люди читают стихи и прозу. На нидерландском, на английском языках. На русском пока не слышала. И там я видела толпы людей, кочующих из зала в зал… такого я никогда не видела в Москве. Понимаете, толпы. У нас всё это закончилось в 70-е годы прошлого столетия, когда поэты собирали стадионы. Я не могу сказать точно, какие гонорары получают голландские поэты, думаю, получают не все и не всегда, как и в России. Но здесь есть гранты на выпуск книг хороших поэтов, сборники стихов хорошо продаются в магазинах, авторы получают гонорары, и действительно талантливые, читаемые авторы зарабатывают немало. Но я знаю, что они ещё и подрабатывают – преподавателями, колумнистами, презентаторами на чьих-то (не своих) вечерах. В совокупности на это можно неплохо жить: купить дом или квартиру, пусть в рассрочку, содержать машину, пусть не Бентли, и даже путешествовать по миру – на деньги заработанные, а не выданные фондами. Но сказанное относится к действительно талантливым, раскрученным, издаваемыми хорошими тиражами поэтам. Строчки из ныне живущих поэтов появляются аршинными буквами на зданиях – внутри и снаружи, на посуде: кружках, тарелках, майках, полотенцах. Стихотворными строчками выкладывают края тротуара… Строчками из поэтов, с которыми я лично знакома…
— Нужна ли человечеству поэзия как таковая, или оно бы и не пропало без Пушкина, Лермонтова и Шекспира?
— Нужна ли поэзия человечеству? На этот вопрос когда-то лучше всех ответил Бродский: «Человечество без поэзии — обречено». Я абсолютно убеждена, что можно экономить на многом, но не на поэзии. В России она заброшена настолько, что поэтов никто не замечает, кроме самих поэтов. Правда, в прошлогодний приезд в Москву я разговаривала с книгопродавцами — так вот они рассказали, что, как ни странно, в последние годы интерес к поэзии увеличивается, и люди спрашивают книги в киосках и магазинах. Наш алетеевский сборник разошёлся как горячие пирожки. Люди просят ещё, а тираж всего 500 штук. Разве это адекватный тираж для страны в 145 млн человек?
— А сегодня зарубежное стихотворное искусство рождает новые Имена, или оно выполнило свою «норму», остановившись на Бодлере, Лорке и Уитмене (только к примеру). Кого из иностранных поэтов второй половины прошлого века и, возможно, наших дней вы могли бы внести в категорию выдающихся?
— Пока существует процесс, будут появляться новые имена, это неизбежно. Из живущих во второй половине ХХ века нравятся Поль Элюар, Пабло Неруда, Чеслав Милош, к примеру. Хотя они все очень разные . Из живущих в наши дни могу порекомендовать почитать японку Тойо Шибата (Toyo Shibata) – это международное чудо. Ей сто лет и она — самая читаемая поэтесса Японии за всю историю страны. Её издают миллионными тиражами.
— Кто ваш любимый русский поэт, не считая, конечно, классиков? Кого из современников считаете заслуживающим внимания?
— Мой самый любимый русский поэт как раз классик. Это Арсений Тарковский. Могу читать его в любом состоянии, в любой стране мира, в любое время суток, всегда. Из живущих мне нравятся самые разные поэты: Александр Кушнер, Юрий Ряшенцев, Инна Кабыш, Вера Павлова, Александр Ерёменко, Эвелина Ракитская. Из недавно ушедших – Евгений Хорват, Борис Рыжий, Анатолий Богатых, Ирина Хролова, Игорь Меламед.
— На чем работаете в настоящим момент?
— У меня есть ряд проектов: это переводная работа (не скажу пока, что именно). Есть проект, связанный с чтением стихов для русской публики в Нидерландах. Это статьи для российских журналов, проза, которую недавно начала писать, и стихи, конечно, как без них?
— А кого сейчас читаете?
— Если не считать постоянное, ежедневное чтение стихов, то читаю Тургенева. Все восемь томов подряд. Его проза насыщает, даёт силы.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика