Заложники жизни. Выхода нет?..

Автор книги: Алексей Иванов
Название книги: Ненастье
Издательство: АСТ
Год издания: 2015

… За что я люблю писателя Иванова, так это за свет. Тихий и мягкий, трепетно проливаемый даже на исключительно мрачную историю. В самой несчастливой человеческой судьбе всегда есть место светлому пятнышку, и автор, как никто, способен это заметить и переложить на бумагу в такой форме, что безоговорочно поверишь.

Название романа — двойная метафора, как мне показалось. Во-первых, имеется в виду «хмарь на душе, которая горит», образуемая у разных людей по куче самых противоречивых причин. Идеалисты и циники, отчаянные и раболепные, сволочи и агнцы, никто не застрахован от внутреннего ненастья. Так, афганцы продолжают «рубать» на гражданке, их война не отпускает. Простые граждане «заболевают» в стремлении выжить в ломающуюся эпоху. Иные же имеют «непруху» по судьбе: разбитые надежды, поруганная чистота и бесконечные тупики. Ещё это может быть робкое осознание собственного паскудства, да, такое тоже бывает. Таким образом, пребывать в ненастье – значит, являться заложником самой жизни. Или совести. Или судьбы, которая, как известно, определяется нашим характером.

А во-вторых… Знаете, вспоминается обрывок фразы «не ту страну назвали Гондурасом». Ох, не ту. Садоводческие товарищества в советское время назывались солнечно, например, «Радуга». Или пафосно, типа «Салют» или «Союз». Также значительно звучали «Дружба» или «Искра», нерушимо – «Гранит». А стоило бы, конечно, щитовые скворечники с кусочком почвы именовать «Ненастьем». Да. Как и всю страну. Я увидела в книге Иванова знак равенства между Россией и Ненастьем. Неустроенность внешняя, неприкаянность душ людских, примечательно, что, в основном, тех душ, которые с большой буквы. Тех, которые во имя благополучия близких подставляют себя. Тех, которые не обидят, даже если на кону их собственная жизнь.

Сюжет незамысловат, зато буквально всё узнаваемо и с каждым наблюдением авторским ощущаешь полную солидарность. Достоверность описания боевых действий в Афганистане не воевавшие там лично, конечно, проверить не имеют возможности, но… это же литература. Перед читающим прежде всего иллюстрации для раскрытия образов персонажей и демонстрации достойных истин. «Афганская идея», религия Лихолетова, не жизнеспособна. Мы живём в мало романтичное время, идеалисты хорошо выглядят лишь в романах, увы… Образ, кстати, брутального дяди с юношескими представлениями о жизни весьма удался писателю. Ему бы и стать главным героем, но его время прошло. Лихие девяностые, колоритно поданные в книге, как и персонаж с созвучной фамилией, уже более не наша реальность.

Так что предлагаю сказать спасибо, что в центр не поставлен Ивановым скользкий Щебетовский или подонок-Басунов. Герман Неволин же, «виновник» центрального события, это – многие из нас. Это собирательный образ процентов восьмидесяти населения нашей ненастной страны. Неволин, конечно, живёт в Батуеве, в общаге, с любимой женщиной, и является ветераном Афгана, а ныне водителем, но вот мой сосед, практически с него списанный, живёт в Москве, в «хрущёвой» однушке, с женой и малышом, и работает автослесарем. У них – одинаковый доход, и перспективы – один к одному. А есть ещё знакомая, ну вылитая Таня Куделина. В её жизни – подобная трагедия. Кстати, и избушка за городом в окружении укропно-картофельных грядок также присутствует. Я это к тому говорю, что здорово читать о тех, с кем тождественна твоя собственная действительность.

Вопрос, уже не один десяток лет мучающий многих постсоветских граждан, получает своё разрешение через «Ненастье». Кто же эти чудо-люди, которые «поднялись» в девяностые, когда основная масса граждан плавно двинулась в направлении дна? Что они сделали для того, чтобы «выплыть»? Наконец, почему же лично мне не так повезло? Что со мной не так? Предлагаю успокоиться, ибо всё с нами в порядке. Потому что материальный успех – откровенный отстой, если цена ему – обнаружить в себе мерзость и предстать гадиной. Что на фоне этого «диагноза» страдания от бездетности или безденежья? Ведь человеческое начало сохранить всяко дороже, чем «дорасти» до нарядной скотины. И потому, получается, «Ненастье» — великая литература. В её лучшей классической традиции. Книга ставит вечные вопросы и даёт, в сущности, предсказуемые ответы, но об этом всё равно необходимо говорить. Следует  напоминать современнику о настоящих ценностях, нести свет. Особенно, если ещё и способен сделать это талантливо. А Иванов способен без сомнения.

Автор дарит читателю весьма удачное сочетание глубокой проблематики с ненавязчивой, но очень какой-то естественной рефлексией героев и динамичного действия. Временные броски в хронологии событий, на мой взгляд, работают на усиление концентрации читательского внимания. В чуть меньшей степени пришлись лично мне по вкусу эпизоды бандитских разборок, погонь по крышам и поминание там и сям многообразного боевого оружия. Однако, предполагаю, что многие по достоинству оценят как раз эти моменты. Боевик – сегодняшняя реальность, и, понятно, лишь моя проблема, что меня от него клонит в сон. Так,  преодолевая начало романа с подробным описанием собственно ограбления, я едва не бросила чтение. Счастлива, что удержалась, ибо была вознаграждена с лихвой.

Стержень книги в непреходящей важности основной мысли, которую декларирует автор, а также, повторюсь, в невероятно правдивом отражении нашей реальности. Где-то попалась такая оценка писательского стиля Иванова: «отсутствие страха показаться смешным, которое позволяет быть откровенным до наивности». Лучше не выразить!

К тому же трудно смеяться над писателем, владеющим пером столь гениально. Это я о языке и стиле. Многие в отзывах цитируют сравнение Ивановым женщин с «ландышами» и «бульдозерами». При этом оказывается, что ландыши, которыми дамы, без сомнения, хотели бы себя почитать, всё-таки и впрямь редки, как эти цветы в природе. «Бульдозерами» русская земля, несомненно, богаче, однако и примерив на себя подобный портрет, также не обидишься. Иванов – не злоблив, читатель это чувствует.

Авторская речь невероятно живая и богатая, образная, исполненная неожиданных метафор и бесконечно самобытная. Герои Иванова общаются просто, но не убого ни в коем случае. Родится ощущение, что диалоги свои писатель где-то подслушал, иначе не объяснить, как удаётся говорящим столь буднично строить фразы, окрашенные едва ли не философией. Думается, что свежо и нескучно в книге Иванова как раз в большей степени из-за языка, а отнюдь не из-за экшена. Одним словом, писать по существу и без зауми, однако минуя примитив и искусственность – отличительная (и выигрышная!) особенность авторского почерка.

Да, рассказчик Алексей Иванов – великолепный, даже и в финале, который, тем не менее, немного расстроил. Показалось, что писатель немного изменил вкусу. Последние пара-тройка страниц просятся на экран. Уж слишком. Может быть, это и в глаза-то бьёт лишь на контрасте с восприятием всего текста, который фальшивым до этого мига не показался ни разу.

Однако по смыслу развязка достаточно логична. В видении Алексея Иванова, разумеется. В принципе с радостью даже признаю, будто мне померещилось, что из ненастья выхода нет. Помните начало моей рецензии, где я привела финальную цитату? О том, что воскресенье всё же наступит и в Ненастье? Так вот, я же за чистый свет и люблю этого писателя, потому и поддержу его оптимизм, согласно которому Герман, чья идея бегства в солнечную Индию захлебнулась, всё же убеждает Танюшу в том, что он увёл её из ненастья…
Ну-у-у… В общем, ладно, увёл и увёл. Добра им желаю и многих погожих лет.

Людмила ЧЕРНИКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика