Елена Катишонок: Кому-то хочется демократии, а кому-то — севрюжины с хреном…

Писательница Елена Катишонок родилась в Латвии, окончила филфак Латвийского Университета, а в 1991 году эмигрировала в США, где и живёт до сих пор. Она преподаёт русский язык, занимается редакторской работой и переводами, пишет стихи и сочиняет прозу. Её роман «Жили-были старик со старухой» в 2009 году вошёл в короткий список одной из самых престижных литературных премий «Русский букер» и принёс ей писательскую славу, которая с тех пор неизменно сопутствует ей. Перу Елены Катишонок принадлежат также знаменитые романы «Когда уходит человек» и «Против часовой стрелки». А недавно в издательстве «Время» вышла новая книга Катишонок — «Свет в окне» — которая уже вызвала громкие отклики в писательской среде.

«Эта история захватывает с первой страницы и не отпускает до конца романа. Живые, порой комичные, порой трагические типажи, «вкусный» говор, забавные и точные «семейные словечки», трогательная любовь и великое русское терпение — всё это сразу берёт за душу. В книге есть неповторимый дух времени, живые души героев и живая душа автора, который словно бы наблюдает за всеми перипетиями героев романа с юмором, любовью и болью. Прекрасный язык. Пронзительная ясность бытия. Непрерывность рода и памяти — всё то, по чему тоскует сейчас настоящий Читатель…» — Написала о ней её коллега, израильская писательница Дина Рубина.
Нам удалось пообщаться с Еленой на расстоянии и задать ей несколько вопросов от нашего литературного портала…
— Елена, поздравляем вас с выходом нового романа. О чём он?
— Это продолжение дилогии «Жили-были старик со старухой» и «Против часовой стрелки». В том же старом городе живут потомки Ивановых. Странным  образом  судьбы  героев  пересекаются  в Старом Доме из романа «Когда уходит человек», и в настоящее властно и неизбежно вклинивается прошлое. Вторая мировая война глазами девушки-остарбайтера; жестокая борьба в науке, которую помнит чудак-литературовед; старая политическая игра, приводящая человека в сумасшедший дом… «Свет в окне» — роман о любви и горечи. О преодолении страха. О цели в жизни — и жизненной цельности.
— Расскажите, пожалуйста, о себе. На каких книгах вы воспитывались? Что читали в детстве и юности? Кто были ваши любимые герои?
— Я родилась в Риге, прожила там до 1991 года. Книги в моей семье были на самом высоком пьедестале — доступном, впрочем, мне с раннего детства без ограничений, что «можно», а что «рано» читать. Пушкин и Гайдар, Диккенс и Гоголь, Андерсен и Бальзак… не берусь перечислять. «Любимый герой» — величина переменная, не меняются только Майлс Гендон из «Принца и нищего», Беатрис из «Сними обувь твою» Войнич, Шарлемань из «Дракона» Шварца.  
— Самые близкие вам авторы — кто они? Есть ли кто-то «единственный»?
— Пушкин, Гоголь, Булгаков, Олеша; Томас Манн, Голсуорси; Роберт Пенн Уоррен, Томас Вулф… Не только не могу выделить «единственного», но и список далеко не полон.
— Как началась ваша литературная биография?
— В 2005 году вышел сборник стихов «Блокнот». Через год — роман «Жили-были старик со старухой» — наверное, от него и следует вести начало.  
— Что в наши дни означает фраза «состоялся как писатель»?
— Наверное, это своего рода кристаллизация личного человеческого опыта — умение написать так, чтобы читали книгу и слушали аудиозапись. Есть прекрасные рассказчики, бессильные перед письменным изложением рассказа. И наоборот: люди, охотно пишущие, часто бывают плохими рассказчиками. Задача сводится к тому, чтобы свести эти два компонента, и результат «кристаллизуется».    
— Сегодня напечататься может каждый. Хорошо это или плохо?
— Безоговорочно хорошо для самоутверждения и поощрения пишущего. Всё остальное зависит от читательского вкуса и спроса. У каждого автора свой читатель: кому-то хочется демократии, а кому-то — севрюжины с хреном…
— Что вы думаете про русскую литературную  классику? Лимит «допустимого»  уже исчерпан, или её фонд ещё может пополниться?
— Я своими глазами наблюдала пополнение фонда, когда в 2011 году Фазиль Искандер был назван современным классиком. Уверена, что это не конец процесса, а начало замечательной традиции.
— Полуграмотность становится национальной угрозой. Можно её как-то предотвратить?
— Вся надежда на дом. И чтобы там были книги, и чтобы родители читали их детям. Важно, чтобы сами родители любили читать — и не только сайты.
— Ваши романы связаны с современной литературой, с прозой последних лет?
— Связаны интересом к прошлому и стремлением рассказать о нём. При одинаковых или сходных реалиях у каждого писателя свой взгляд, своё видение, и о времени, которое ушло, писать всё трудней: легко поскользнуться на деталях, датах, неточных описаниях.
— Должен ли писатель иметь гражданскую позицию?
— Не иметь, пожалуй, трудно, а высказывать её или молчать — это каждый решает для себя сам.
— Литература кормит вас?
— Можно и так сказать. Да, я вегетарианка (улыбка).
— Есть ли у вас какие-то отдельные слова или пожелания читателям «Света в окне», которые не вошли в текст романа? Что бы вы хотели сказать своему читателю?
— Спасибо всем, кто ждёт мою книгу; надеюсь, мои читатели не будут разочарованы. Остальное — в тексте.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

 

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика