Ирина Василькова: «Не понимаю, как можно писать «под заказ», разве что какие-то штучки для школьных капустников»

Ирина Василькова — автор замечательных стихов и повестей. Её произведения печатаются в журналах «Новый мир», «Октябрь», «Знамя», у неё есть четыре самостоятельных стихотворных сборника и два — прозы. Между тем, писательница и поэтесса Василькова не считает себя профессиональным литератором. Она честно трудится на педагогической ниве, преподаёт в школе русскую литературу, и продолжает писать свою поэзию и прозу — на радость читателям. Сегодня Ирина Василькова — гостья нашего литературного портала

— Ирина Васильевна, расскажите немного о себе, о своём детстве, о родителях. Вы выросли в творческой семье?
— Во всяком случае, не в литературной, если вы это имеете в виду. Я выросла в семье военного инженера. Насколько творчески он занимался физикой ядерного взрыва, судить не могу —  всё это, понятное дело,  было засекречено. Но судя по тому, что он читал со мной, первоклашкой, «Занимательную физику»  — наверное, был увлечён своей наукой. Мама, по образованию педагог-филолог, недолго преподавала в школе, потом была домохозяйкой, но  творчество проявляла абсолютно во всём — в шитье, кулинарии, разведении  цветов, в воспитании  студентов (несколько лет она работала в Литературном институте, на заочном отделении). Но главное — в семье всегда много читали, и по книжным шкафам я лазила с детства.
— Кого читали в детстве и юности? Кто были ваши любимые герои?
— Самое обожаемое чтение в детстве — это сказки в неимоверном количестве (мама даже волновалась, заподозрив в этом признаки инфантильности) и Большой Энциклопедический словарь,  в нём  уж всё подряд. Потом, естественно, пошли Дюма, Вальтер Скотт, Майн Рид, Жюль Верн, Фенимор Купер — это уже лет в десять. Путешествия и приключения всякого рода, романтические герои. Любимым был Саня Григорьев из «Двух капитанов» В.Каверина, Натти Бампо — который «Зверобой». Ну, ещё Атос (от любви к нему  даже записалась в секцию фехтования!). Любила Паустовского, Грина.  Грина не за романтическую историю с парусами — он стилист великолепный! И обоих — за ландшафтные описания. «Герой нашего времени» — вне конкуренции. Ох, Гоголя забыла — любовь с пятого класса  и на всю жизнь. Фантастику читала запоем… и ещё поэзию, конечно… Послушайте, я ведь так никогда не остановлюсь!
— Как и когда вы начали писать? Когда определились с литературной стезёй?
— А я до сих пор не определилась.  Литература — это всегда было в параллель обычной жизни. После МГУ Литинститут закончила, потом лет 15 вообще ничего не писала, детьми занималась. Потом опять к этому вернулась. Сознательно начала сочинять стихи в шестом классе, а прозу и пьесы — совсем недавно, несколько лет  назад. Но вообще я сейчас школьный учитель литературы, так что на какой именно стезе нахожусь — непонятно.
 — Ваш литературный дебют — когда он состоялся?
— Дебют состоялся году примерно в 66-м, когда несколько моих стихотворений напечатала  «Литературная Россия». Я была тогда первокурсницей геологического факультета,   мне тут же стали приходить на факультет пачки писем от читателей, и меня очень ругали в учебной части — за захламление территории.
 — Сколько раз вы издавались «в бумаге»? Сложно ли нынче издать свою книгу? Что для этого надо? Вообще, слово «пробиться» — оно актуально на литературной стезе сегодня, в эпоху интернета?  
— У меня много журнальных публикаций, кроме того четыре книги стихов и две — прозы. Журнальные публикации в этом смысле весомее — всё-таки там не за деньги печатают, а за качество. Книги же я издавала за свой счёт, а для этого ничего не требуется, кроме небольшой суммы денег. Без денег сейчас что-либо издать практически невозможно. Я пробовала, но оказалось, что авторский договор — это филькина грамота, обещают и не издают.  Термин «пробиваться» для меня лишён смысла — вполне достаточно того, что  написанное  прочитают люди, которых я уважаю и люблю. Пробиваться к чему? К читателю? К премиям? К известности? Не понимаю, я же в этом смысле не профессионал. Да и времени на это нет.
 — Как вы считаете, интернет — это больше хорошо, чем плохо? Или наоборот? Авторское право и интернет — как вы относитесь к этому вопросу?
—  Кому хорошо, кому плохо. Для учителя плохо то, что школьники сдирают из интернета готовые работы, да ещё дурно написанные. Для читателя главная радость — что почти всё желанное  в интернете можно найти и прочитать. Авторское право? Не знаю, честно говоря, как-то не задумывалась.
— Какие писатели сформировали ваш внутренний язык, на котором вы говорите сама с собой, и в какой мере этот язык совпадает с тем, что вы пишете?
— Русская классика, конечно. Всё тот же Гоголь. Из двадцатого века — Грин, Платонов. В поэзии — Белла Ахмадулина. Но они — высокие образцы, сама я так  не умею.
— Какое из своих произведений вы считаете самым сильным? Расскажите про него.
—  Мне кажется, это  «Садовница» —  грустная и счастливая  психологическая  повесть обо мне и о моей маме. Возможно, ещё книга стихов «Террариум». Или рассказ «Стрелка». Но мне трудно судить, читателям всегда виднее.
— Над чем вы работаете сейчас?
— Над новыми рассказами и книгой стихов.
— Как вы относитесь к написанию стихов (да и прозы) «под заказ»? Можно ли относиться философски к коммерции в литературе?
— Не понимаю, как можно писать «под заказ», разве что какие-то штучки для школьных капустников. Наверное, для профессиональных писателей это важно, но моя жизнь устроена совершенно по-другому.
 — Считаете ли вы, что творческому человеку все сюжеты и идеи его произведений диктуются «сверху», от некоего высшего разума?
— Что касается поэзии, то это определённо так. На тебя падает почти готовая матрица, которую надо лишь заполнить подходящими словами. Мучительно угадываешь, какое слово там уже было, и надо только его вспомнить. С прозой совсем по-другому, она в большей мере  подчиняется волевому усилию.
 — Можно ли прожить на доход от литературной деятельности? Вообще, приносит ли она вам какую-то ощутимую материальную пользу? Согласны ли вы, что творческий человек творит лучше, если он голоден?
— Ну вы даёте! Мне эта деятельность приносит только материальные убытки! Хотя нет, вру, один раз  заплатили гонорар за пьесу — хватило аж на зимнюю резину для машины. Не знаю насчёт голода, но я пишу лучше, когда злая. Этакая  спортивная злость, понимаете?  А поскольку я человек по природе не злой, а очень мирный, то получается, что не такой уж продуктивный.
— Что сегодня переживает русская литература — упадок или подъём? Чего, по-вашему, ей очень не хватает? Кого из современных писателей вы рекомендовали бы в золотой фонд отечественной классики?
— По-моему, подъём. Но знаете, может быть, я просто такой благодарный читатель — мне нравится многое и разное. Хотя у многих авторов сейчас не хватает просто какого-то общего позитивного ощущения жизни, этакого «базового доверия к миру». Депрессивные они, что ли. Понятно и очевидно — жизнь жестока и непроста, но ведь и зрение можно сфокусировать по-разному. И ещё очень бросается в глаза преобладание «городского» ракурса — потеряно ощущение связи с живым, природным миром, с ландшафтом (не в пейзажном, а в системном смысле). Поэтому я очень ценю такого автора, как Александр Иличевский — у него как раз очень сильна эта сторона.
— В последнее время мир разделился на сторонников и противников глобализации. По-вашему, глобализация — это зло или добро?
— На мой взгляд, это игры с терминами, которые сейчас на слуху, но которые мало что обозначают в реальности. Глобализация в смысле того, что в самой глухой дыре можно найти Макдональдс и Кока-колу? Ну, и что хорошего? Или в смысле того, что все ходят строем под одну дудку? Ещё хуже. А если иметь в виду другое —  что все сообща решают важные проблемы, вроде сохранения культурных ценностей или соблюдения экологического баланса — почему бы и нет? Но если глобализация — это когда утюжат другие страны под лозунгом демократии и при этом бомбят архитектурные шедевры — нет, тогда это зло. Поэтому я не могу быть сторонником или противником неизвестно чего.
— Как вы отдыхаете, расслабляетесь? Где провели это лето? Если бы вам выпал шанс прямо сейчас полететь в любой уголок планеты, то что бы вы выбрали, не задумываясь?
— Я отдыхаю только в путешествиях. Люблю Средиземноморье и Восток — Сирию, Ливан, Иран. Это лето, к сожалению,  почти всё провела на даче, разве что в конце мая слетала в Армению со своими учениками. Если бы выпал шанс, то выбрала бы Анды —  Мачу-Пикчу, Титикака, Салар де Уюни. Но если ещё два шанса — хотелось бы увидеть Тибет, Гималаи  и плато Соссусфлей в Намибии. Проблема в том, что трудно найти на это время — вот сейчас в интернете одна чудесная девушка-фотограф набирает группу на трёхнедельную поездку в Южную Америку — но я же в школе! Я же «у станка»!
— Что вы читаете в настоящий момент? А кого перечитываете время от времени?
— Обычно читаю параллельно несколько книг. Сейчас это «Лёгкие миры» Татьяны Толстой (ну просто очень радует книга!), «Любовь к трём цукербринам» Пелевина, «Харбинские мотыльки» Андрея Иванова плюс ещё несколько сборников стихов — Ирина Ермакова, Елена Лапшина, Ольга Иванова.
Перечитывать люблю Гоголя, Булгакова,  Платонова. И вообще, счастье учителя литературы состоит в том, что ему приходится всё время перечитывать классику. Из современников — Александра Иличевского и Лену Элтанг. И ещё многих, многих, особенно стихи…

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика