Юрий Нечипоренко: «Многие премии дискредитировали себя и литературу в целом»

Сегодня у нас в гостях писатель, критик, литературовед и биофизик Юрий Нечипоренко, которому сегодня нет равных в исследовании творчества Ломоносова, Гоголя и других важных для России литературных имён…— Юрий Дмитриевич, чем так привлёк ваше внимание Михаил Ломоносов? Помимо физики, есть ли в нём что-то любопытное для вас — но уже не как для его научного коллеги, а как для литератора? Какие, на ваш взгляд, самые интересные его стихи, кроме хрестоматийных «Открылась бездна, звёзд полна…» и «Науки юношей питают…»?
— Если бы мне было неинтересно читать Ломоносова самому, я бы не писал о нём. Самые сильные свои стихи он написал, когда находился в заключении. Его судьба очень драматична — ведь он был неукротимым человеком, не очень воспитанным — и позволял себе выходки. В общем, за дело его посадили в Академии наук на гауптвахту. И тут он на спор с Тредьяковским и Сумароковым написал переложение библейского стиха, которое Пушкин считал лучшим его стихотворением.
— Вы изучаете также и Гоголя, и Газданова. Объясните, пожалуйста, свой выбор. Гоголь — известен всем, и есть ли ещё что-то, чего мы о нём не знаем? Газданова в России знают единицы… Что именно всё-таки заинтересовало вас в их личностях?
— Меня интересуют тайны. Гоголя с детства ещё дразнили «Таинственным карлой», и многое в его творчестве до сих пор не разгадано. Сам я не мог понять «Сорочинскую ярмарку» с детства, пока сам не стал устраивать перформансы по мотивам шумерских мифов — и не обнаружил следы древних преданий в этой «детской» повести. Газданов — тоже фигура таинственная и малоизученная, сейчас идёт новая волна переизданий Газданова в России и на Западе, его вещи ждут своего прочтения. Недавно я опубликовал о нём новую статью.
— Если можно, ваша учёная степень — доктор физико-математических наук, вообще наука в вашей жизни — она как-то влияет на вашу литературную деятельность, или это «совсем другая история»?
— Да, влияет — сейчас я готовлю к изданию книги о живой клетке, о мозге — думаю над теми образами, которые помогут рассказать подросткам о работе мозга… Я ведь теоретик, а теоретик описывает мир, строит модели — эта деятельность сродни занятию писателя.
— И всё-таки, какой зигзаг судьбы привёл вас из точной науки в литературу? Как всё началось?
— Я начинал писать два раза — сначала  от избытка жизни, радости и хвастовства, после защиты кандидатской диссертации, когда хотел рассказать о жизни молодых учёных, которые ищут эликсир бессмертия, второй раз — от отчаяния, когда жизнь меня прижала, и я стал вспоминать своё детство — и написал повесть «Мой отец — начальник связи» (потом мою книгу Валентин Курбатов назвал «Рай по Нечипоренко»).
— А в детстве-юности много читали? Была ли хоть немного творческой та среда, в которой вы воспитывались и росли? Были ли у вас какие-то любимые, «особенные» авторы?
— Да, я много читал, и у меня были читающие друзья из лучших семей города — с кем-то я поддерживаю связь до сих пор. Люблю многих авторов — начиная с Носова и Кассиля, Марк Твена и Джеймса Олдриджа и до Анатолия Алексина, Ярослава Гашека, Александра Дюма… А среда была очень творческой, мы занимались радиолюбительством, решали задачи, ездили в путешествия на велосипедах с моторчиком. Один мой близкий друг, которому я посвятил рассказ, Анатолий Гордукалов, стал начальником в Москве — и пропал из виду, а другой — Валера Клименко, — стал ещё большим начальником — и остался другом на всю жизнь.
— Видимо, вы фундаментально работаете над каждой книгой? У вас их не так много, и две из них посвящены деятельности «замечательных людей». Но есть ли у вас ваш личный роман? Расскажите про него: как он родился, сколько времени вы его писали, кому посвятили?
— Я работаю над одной книгой примерно полгода, но начал издаваться недавно, поэтому и книг немного. Замечательным людям посвящены три книги: я писал про Гоголя, Ломоносова — и вот в этом году для сборника «Сокровищница (рассказы о хранителях русского языка)», в котором всего два автора, я и Екатерина Каликинская, написал про Даля, Афанасьева, Бунина. «Начальник связи» — это повесть, которая привела меня в литературу, написал я её за два дня, и это повесть о моём отце, который был удивительным человеком: он родился в деревне, но с детства был изобретателем, и на таких самородках держится русская земля… А роман у меня тоже есть — «Золотой петушок». Но он скорее для читателей 16+.
— Над чем вы работаете в настоящее время?
— Я пишу маленькие рассказы о маленькой девочке — рассказы о Мелании. Первый из них был опубликован в журнале «Октябрь» год назад. Пишу в соавторстве книгу о мозге.
— Ваши книги замечательно иллюстрированы. Кто автор рисунков? И насколько «картинки» придают настроения книге? Нужны ли они взрослой литературе?
— Мои рассказы иллюстрировали почти двадцать художников, а вот книги — всего трое: Голя Монголин («Начальник связи»), Евгений Подколзин («Ярмарочный мальчик» и «Помощник царям») и Алексей Капнинской («Смеяться и свистеть»). Так получилось, что у меня больше друзей среди художников, чем среди писателей: художники — лучшие, не ревнивые читатели. Я и сам много писал о художниках. Картинки очень нужны книгам. Вот я недавно увидел картинки Татьяны Владимировны Толстой к книгам Александра Грина и Льва Толстого — и сразу захотел их перечитать. Вы очень хорошо сказали о «настроении» — у одарённого автора, как правило, прекрасные художники: подобное тянется к подобному, и поэтому хорошую книгу видно сразу.
— Ваши детские рассказы и повести. Вы их пишете просто для души, «вNechiporenko Yurii свободное от работы время»? Или это отдельная часть вашего творчества?
— Вообще с них я и начинал, как писатель. Потом уже расписался как художественный критик и журналист — когда в голодные девяностые годы надо было зарабатывать, появились предложения — одно время я был обозревателем отдела культуры журнала «Москва» и входил в круг экспертов «Огонька»… Почти всё, что я делаю в прозе, пишу без специального адресата, не рассчитывая на возраст — пишу «Для тех, кому за 10». Так я назвал серию книг, которую выпускал три года в издательстве «ЖУК», сейчас она перешла в «Самокат». Если рассказы нравятся детям, я очень рад.
— Как литературовед и критик, что вы думаете про современную литературу? Чего ей, возможно, не хватает? Есть ли за что её похвалить? И кого из сегодняшних авторов вы считаете достойным внимания и прочтения?
— Не хватает современной литературе справедливости, многие премии дискредитировали себя и литературу в целом, потому что почитает человек премированный роман — и разочаруется не только в премии, но и в литературе вообще. В этом смысле в детской литературе живее и лучше дело обстоит, здесь есть наш клуб детских писателей «Чёрная курица», где никому спуску не дают, есть сайт Библиогид, и много талантливых писателей.
Вообще же сейчас много очень хороших авторов. Я люблю книги Владислава Отрошенко, Леонида Юзефовича, Даниэля Орлова, Евгения Чижова, Александра Иличевского —  и многих других модных взрослых писателей — но мне сейчас интереснее читать детскую и подростковую литературу, и здесь мой круг чтения большой: стараюсь не пропустить стихи Риммы Алдониной, Михаила Есеновского, Насти Орловой, Галины Дядиной, Маши Рупасовой, Дины Бурачевской, рассказы Ксении Драгунской, Александра Дорофеева, Сергея Седова, Сергея Переляева, Дины Сабитовой, Насти Строкиной, Анны Ремез, Натальи Евдокимовой, Аси Кравченко и многих других — почти всех этих авторов я публикую в своём журнале «Пампасы», потому читаю их ещё и по необходимости, и от души…  Всех пару сотен детских авторов, которых мы опубликовали за пятнадцать лет в своих «Пампасах», считаю достойными внимания! Несколько десятков из них участвовало в двух Фестивалях детской книги, которые мы провели в РГДБ.
Особенно я люблю авторов, которые сразу и художники, и писатели — обычно в них меньше текста и чудесные картинки. На Западе таких много, скажем, Дэвид Макки делает прекрасную серию про разноцветного слона Элмера — а у нас здесь можно назвать Дарью Герасимову и Настю Коваленкову…
— И последнее — если не секрет, что вы сейчас читаете?
— «Рассказы толстого мальчика» Александра Блинова — это настоящее открытие, только что вышла в одном из лучших издательств — «Арт-Волхонка». Сейчас мы в «Самокате» готовим его новую книгу «Чистые враки». Перечитываю Льва Толстого — «Детство» и рассказы для детей. А «по науке» я читаю книгу о мозге «Коннектом» Себастьяна Сеунга.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

4 комментариев

  1. Станислав Ответить

    интересное интервью с интересным собеседником. Спасибо

  2. Влада Эмет Ответить

    Биофизики в литературном исследовании весьма полезны и интересны. Они не отрицают очевидного, но многими непознанного. Их исследования всеобъемлющи. Они ближе подходят к достоверности.
    В арсенале биофизиков познания глубинных процессов человеческой психики, знание трудов Бехтерева, Перепелицы, созерцание картин Рериха, Дали…
    Такие специалисты призваны выявить в себе таланты литературоведа и критика. Ибо знания дают материал для выдержанной, достойной критики.

    1. Сати Ответить

      Истинная правда, Влада. Подписываюсь под каждым словом

  3. Алексей Курганов, прозаик Ответить

    Да, это интересный разговор. Что касается литературных премий, то уже давно не секрет,что многие из них (не все!) распределяются уже ДО ТОГО, как объявляются. Коррупция и здесь. А, с другой стороны, почему бы ей не быть и в нашей литературе, если она ВЕЗДЕ?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика