Саид Ниналалов: Расул Гамзатов не был бы всемирно известен, если бы его не перевели в своё время на русский язык

Правдивая и хлёсткая проза Саида Ниналалова захватывает с первых строчек. Автор не лукавит, он выписывает такие сюжеты, которые либо были, либо вполне могли бы быть в жизни. Таким образом, честность и реализм плюс богатый, не всегда сладкий, жизненный опыт — вот секрет его успеха у читателя. Встречаем в нашей гостевой рубрике писателя из солнечного Дагестана Саида Ниналалова.

— Саид, где вы обычно публикуетесь? Ваши читатели — кто они? Читают ли вас в России? А в дальнем зарубежье?
— Я начал писать и публиковаться в апреле 2013 года, находясь, так сказать, в местах, не столь отдалённых. До этого времени, дожив до 49 лет, никогда и помыслить не мог, что я смогу это. Писательский труд был всегда для меня неким таинством, чем-то недоступным и невероятным.
Начал с «Записок из Кавказской тюрьмы», которые выходили под псевдонимом на сайте «Русского репортёра», продолжил рассказами в местном еженедельнике «Свободная Республика», затем печатался и печатаюсь сейчас, опять же, в дагестанской прессе — «МК в Дагестане», журнал «Дагестан», «Черновик», «Дагестанская правда», «Молодёжь Дагестана».  В октябре 2013 года вышла моя книга «Жесть! Хроника нашего времени» в издательстве «МавраевЪ». И ровно через год, в октябре 2014 года выходит вторая книга — «Жесть-2! Герои нашего времени» в этом же издательстве.
— Какое из своих произведений вы считаете самым сильным? Какое из них наиболее дорого и близко вам как автору?
— Я не разделяю свои истории на сильные и слабые. Просто пишу о том, что происходило когда-то в моей жизни и в жизни моих друзей и знакомых. То, что мне интересно самому, и то, что беспокоит меня.
Самому мне интересны рассказы, в которых я лично не присутствую — «На мельницу», «Дежавю», «Младший сын». Тут уже не хроники и не истории из жизни, это ближе к художественной прозе, чем к тому стилю нон-фикшн, в котором я начинал.

Барьера сегодня нет — для тех, кто мнит себя литераторами. Издать можно что угодно. И люди издают

— Расскажите, пожалуйста, о себе. Вы из творческой семьи? Что вы читали в детстве? На каких авторах выросли? Кто были ваши любимые герои? Насколько была в почёте литература в вашей семье?
— Я родился и вырос в Махачкале в семье преподавателя, декана, заведующего кафедрой Дагестанского политехнического института. Всю жизнь в доме был культ книги. И с детства я читал много, и по возможности читаю и сейчас. Для разного времени — разные авторы. Детство — Виктор Драгунский, Виктор Голявкин, Николай Носов, Лев Кассиль, Аркадий Гайдар, Марк Твен, Александр А. Милн, Астрид Линдгрен… Этот список можно продолжать и продолжать. Юность — от Оноре Бальзака до Фазиля Искандера. Зрелось — больше лёгкого чтива — от Агаты Кристи до Сергея Лукьяненко и Бориса Акунина, но никогда не забывал о классике — Джон Голсуорси, Лев Толстой, Фёдор Достоевский.
— Вы живёте в Дагестане, а пишете — на обоих языках? Насколько повлияла этногеография на ваш писательский менталитет, на творческое формирование? И как обстоят дела с изданием русских авторов в Дагестане? Хорошо ли там сейчас «идут» книги на русском? Уважают ли дагестанцы классическую литературу, в том числе русскую?
— В Дагестане более 40 языков и наречий. Сложилось так, что я думаю и говорю на русском языке и, естественно, на нём пишу. Мой родной кубачинский язык — для дома.
Литература в Дагестане тоже больше издаётся на русском. Есть и немало талантливых авторов, пишущих на родных языках, но их мы тоже читаем только на русском языке. Расул Гамзатов не был бы всемирно известен, если бы его не перевели в своё время на русский язык.
К сожалению, в связи с событиями 1990-х годов, развалом Союза, произошёл сильнейший отток русского населения из Дагестана. Уехали и писатели, например, лауреат Государственной премии России Вацлав Михальский, известный писатель Анатолий Соловьёв. И сегодня в Дагестане больше «русских» авторов, чем русских.
В немногочисленных книжных магазинах Дагестана и сегодня большим спросом, чем всё остальное, пользуется классика. От «Триумфальной арки» до «Маленького принца».

Сегодня нет обласканных властью писателей. Критерий сегодня один — читают тебя или нет? Покупают твои книги или нет?

— Саид, кого из современных авторов вы выделяете из общей массы? Кто из них, по-вашему, заслуживает внимания?
— Современные авторы — наиболее яркие, на мой взгляд — их не так мало, но я назову авторов и их книги, которые произвели на меня сильное впечатление: Анна Старобинец «Резкое похолодание», Алиса Ганиева «Праздничная гора», Андрей Геласимов «Жажда», Алексей Иванов «Географ глобус пропил», Михаил Елизаров «Ногти», Владимир Сорокин «Пир», Дмитрий Липскеров «Родичи», Олег Гладов «Смех again». И опять же, можно перечислять ещё и ещё.
— Что вы не приемлете в современной литературе? Чего ей, по-вашему, остро не хватает?
— Не приемлю фальшь, ложь, пошлость, многословие. Много графоманов. Очень много пустословов. Барьера сегодня нет — для тех, кто мнит себя литераторами. Издать можно что угодно. И люди издают. Жуткие сочетания звуков, которые они считают стихами, невероятно пустые тексты, которые они считают прозой.
В литературе сегодня есть всё. Развиваются все жанры, появляются новые яркие звёзды. Но всё равно, хочется чего-то совершенно неожиданного — сюжета, коллизии, стиля письма, послевкусия от прочитанного.
— Что вы в целом думаете о сегодняшней русской литературе? Как по-вашему, сегодня она испытывает подъём или спад?
— Она всегда была, есть и будет на определённой высоте. Всегда есть авторы первого, второго и третьего уровня. Сегодня нет тех критериев, которые были определяющими в эпоху СССР — писатель «наш» или нет, достаточно ли отвечает его творение идее социалистического реализма, пропагандирует ли он идеи Компартии?! Сегодня нет обласканных властью писателей. Критерий сегодня один — читают тебя или нет? Покупают твои книги или нет? Сегодня счёт — гамбургский.

Проблема с грамотностью гораздо сильнее, чем мы можем себе представить

— Как литератор что вы думаете по поводу сохранения чистоты языка, даже элементарной грамотности? Как бы вы посоветовали молодым людям оберегать себя от похабщины и ненорматива, который у многих уже стал разговорным, бытовым языком? Как обстоит с этим дело в Дагестане?
— Проблема с грамотностью гораздо сильнее, чем мы можем себе представить.  Мы говорим о школьном образовании, о его реформе. Сегодня огромный пласт населения не заинтересован в том, чтобы их дети учились нормально, я даже не говорю — хорошо. Необходимо поднимать жизненный уровень населения, одновременно работая над его культурой.
Молодым людям могу только посоветовать не пачкаться в этой похабщине и не злоупотреблять ненормативом, который стал давно обыденным в стране. Сегодня ненормативная лексика не в тренде.
В Дагестане сегодня два направления, в которых развивается, так сказать, местная форма русского языка.
Первая — это классический русский язык, который более сохраняется среди интеллигенции в регионах и на национальных окраинах России, чем в её центрах. Вторая — это аналог пиджин-инглиша, где появляются слова из других языков, слова-паразиты, например, знаменитое «жи есть».

Писатель такой же человек, и тщеславие ему не чуждо

— Помимо того что вы писатель, кто вы «в миру»? Чем зарабатываете на жизнь?
— До того как попасть в тюрьму, я занимался ювелирным производством и торговлей. 10 лет был директором известного Кубачинского художественного комбината, и доход того времени на два порядка превышает доходы от писательского труда. Работа над текстом приносит удовольствие иного рода — эстетическое, когда получается выразить простой фразой сложенную мысль, когда текст «идёт».
Я пятый месяц как на свободе, и надо начинать работать, возвращаться в ювелирный бизнес. Для этого сегодня выезжаю в Москву на 2-й международный ювелирный форум, где буду выступать с докладом о современном кубачинском искусстве. А с 1 по 5 октября в Москве на ВВЦ состоится ювелирная выставка — главная выставка года в этой отрасли.
— Должен ли писатель продвигать свои произведения? Совместимы ли понятия «писатель» и «тщеславие»? А вы стремитесь к громкой писательской славе?
— Когда то существовало понятие «литературный агент». Сегодня им является сам писатель. Если ты хочешь, чтобы твои книги читали, надо их продвигать, предлагать и продавать. Писатель такой же человек, и тщеславие ему не чуждо.
Что касается громкой писательской славы — если её нет, как продавать книги? Как зарабатывать?
— Литературная награда — насколько она способна согреть творческую душу?
— Я получил награду за первую книгу на 2-й книжной ярмарке «Тарки-Тау» в Махачкале в номинации «Открытие года» — было приятно очень. Награда, конечно, согревает душу — это и форма признания успеха автора, и аванс на следующие работы, и дополнительный интерес к книге-лауреату.
— Авторское право и интернет, где почти всё можно скачать — что вы об этом думаете?
— Издал книгу в первый раз? Увидел её в бумаге? Теперь забудь об авторских правах. Она уже в интернете, и каждый может её скачать.

Награда, конечно, согревает душу — это и форма признания успеха автора, и аванс на следующие работы

— Над чем вы работаете в настоящий момент? Что сейчас пишете?
— Я никак не могу закончить рассказ о похищении и освобождении моего брата, случившемся более 10 лет назад. Это очень тяжёлая для меня и нашей семьи история, и я хочу избавиться от того, что она не даёт никак покоя.
— А что читаете? Что периодически перечитываете?
— Перечитываю Голсуорси «Конец Главы», и хочу начать что-нибудь новое от Сергея Лукьяненко.
Периодически перечитываю Ремарка «Чёрный обелиск», Маркеса  «Сто лет одиночества» и, не поверите, «Пять похищенных монахов» Юрия Коваля.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика