Вы не Бета? Вам крупно повезло

Автор книги: Денис Гуцко
Название книги: Бета-самец

Не смущайтесь, однако, если и не Альфа, это не важно. Главное – не быть Бетой, не ощущать себя таковым. Не то намаетесь, ох, намаетесь…

Сразу к теме. Извините, накипело. Один непечатный анекдот начинается словами: «Доктор, меня всё бесит». Вот и героя Дениса Гуцко, успешного, но несчастливого сорокалетнего мужика, Сашу Топилина все бесят. «Вот если вникнуть, человек-то, скорей всего, положительный… Наверняка не лодырь и вряд ли мерзавец. И чем так уж плохи наши с Сёмой куркульские добродетели? (…) Ну ничем абсолютно. (…) А ведь нервирует, гад, до основания!» В общем, видим, сосед не вдохновляет, да и себе не рад. Но больше всего не даёт покоя армейский товарищ и партнёр по бизнесу Антон Литвинов. Почему? Да просто тот – Альфа-самец! О! Еще бы померились кое-чем. Или посетил бы ты, Саша, доктора, и не пришлось бы читать про твой психоз, которому как названия нет, так, казалось, и конца не будет.

Впрочем, название, думается, можно подобрать. Например, почему бы не обозвать душевные метания бета-самца завистью? Обычной, банальной завистью. Как скучно, друзья, и неинтересно. Это моё, конечно же, сугубо личное впечатление. Дело в том, что я ожидала совершенно иного наполнения от книги с таким названием. Ожидания не оправдались. В финале каждой главы вздыхала устало, и мысль являлась: «Не верю!» Проблему за изрядным по объёму и средним по качеству текстом так и не разглядела, увы.

Откуда вообще взялась эта замороченная градация людей? Какие-то альфы, беты, гаммы и омеги? Человеческое общество – не греческий алфавит, а самцам так и вовсе в зоопарке место. Но наш герой устроил целую трагедию из того, что другим даже не то что не важно, но незаметно. Мелкий он какой-то, несимпатичный. Почему вообще мальчика с хорошими задатками из интеллигентной семьи волнуют эти пресные глупости: кто первый, кто второй? Откуда у него это параноидальное убеждение, что он проживает не свою жизнь? («От моего имени жил посторонний человек. Нажил постороннюю жизнь»). К сожалению, я так и не поняла на основании аргументов, представленных в романе, что мешало ему жить своей? Ответ напрашивается сам собой. Перед нами не проблема альфы и беты, перед нами обыкновенный пустой бамбук. Природа отдохнула на ребёнке талантливых родителей, только и всего. Сам себе не рад и сам себе не нужен как раз по этой причине.

Вздумал, например, корни своей неприкаянности поискать. Одна чушь в разной степени нелогичности громоздится на другую. «Возвышенное лжёт». Ну, ясное дело, лжёт, а как же! «Настоящая причина моего бегства от литературы и живописи состояла в непреходящем чувстве опасности, исходившей от всей этой высокой культуры». Конечно, страшно, должно быть, между миром чистогана, с одной стороны, и высокой духовности, с другой, выбрать второе. Поэтому трусливо выбирается первое. И на что же жалуемся, друг мой? А завяз, понимаете ли, в пути от высокого к… непонятно чему. Презрев интеллигентность, ибо она, «нацеленная в святость, ведёт к катастрофе», обнаружил, что никак не удаётся пристать к противоположному берегу («…я надеялся опроститься до нужного уровня. Спастись от смертельно высокого»), потому что берег тот — фантом. И тут уж понеслись альфы, беты…

Альфа-Антон, согласна с автором, действительно, много проще. Кроме того, он на своём месте. И весьма органично там смотрится. Вот именно образу Литвинова у Гуцко я как-то поверила сразу. Однако никогда не думала, что такие… гм… самцы называются альфами. Отныне буду знать. Ничего симпатичного. И чем только эти… мачо (надеюсь, уместно употребить это слово как синоним к альфа-самцу?) самок привлекают?.. Бумажником? Фи-и-и! Хочется верить (ну а вдруг!), что, может быть, покоем в душе? Уверенностью в себе, этим покоем даруемой? Тогда ладно.

Бета-Топилину, по моему ощущению, следует определиться: чего конкретно он хочет. Столь страстно желаемая простота – это что? Неужели мужчина с «книжным» прошлым не в состоянии понять, что Литвиновым стать куража врожденного не хватит, требуется искать своё место. Не первое, не второе, не сорок восьмое. Нужно быть собой. Чаще люди к сорока годам всё-таки уже понимают, что им надо и каковы они сами, причём экземпляры куда менее образованные, нежели главный герой.

Вторая часть книги так и называется: «Анна нужна». Ага, значит, нужна женщина, в этот раз даже любимая. Это очень хорошо. Просто отлично! Что же делает герой? Он с ней рядом? Поддерживает? Помогает? Ему хочется узнать её лучше и больше? Он стремится построить отношения с её сыном? Ничуть не бывало… Защищая честь Анны, Саша подрался с Антошей, после чего скрылся на даче. Знаете, зачем? Правильно: помаяться на тему: и чего же я не альфа? А также предаться любимому занятию: пожить чужой жизнью. Например, поносить одежду покойного мужа любимой женщины, потренироваться быть Антоном при зрителях, ну и поучаствовать в маскараде местного значения… Без комментариев.

Уф-ф-ф! Безумно утомил этот страдалец, развязки ждёшь как избавления. И вот она-то, вы знаете, порадовала. «У сказки о высоком, Саша, прескверный финал». Отнюдь. Взятая на себя чужая вина и тюрьма как следствие, смею предположить, есть результат того, что нужные книги в детстве были хоть одним глазом да зацеплены. Не следует думать, что пресловутая «интеллигентность, нацеленная в святость», довела-таки до катастрофы. Напротив, давайте выразим надежду, что лишь мытарства Саши Топилина настигла катастрофа, сам же он отныне имеет столь страстно желаемую возможность зажить, наконец, своей жизнью. «Второстепенность невозможно преодолеть на чужой территории (…) Это пункт номер один. Нужна собственная территория (…) Второе… А хрен его знает, второе. Будет и второе со временем, когда устроишься, наконец, (…) на просторе». Ну вот, физическое место теперь более чем чётко определено, пусть и не очень просторное. Да и время гарантировано для размышлений о будущем, то есть настал-таки благословенный момент «второе» сформулировать. Плюс к тому, нет больше ни «альфовости» в целом, ни Антона Литвинова, в частности, этого бельма на глазу, честное слово! Пожелаем же добра и скорейшего выздоровления главному герою! И да не допусти, казённый дом, чтобы бедный бывший Бета «опростился» уж слишком, думается, всё же не этого он заслуживает, не о том ещё недавно отчаянно мечтал.

Прощаясь, позволю себе ещё пару слов. Под занавес, как говорится. Я очень люблю в литературе именно реализм, который сегодня столь редок. И «Бета-самец» Дениса Гуцко – яркий образец этого становящегося уже уникальным явления. И тем горше разочарование. Опять написано не о том и снова не так, как можно было бы! Так жаль.

Впрочем, допускаю, конечно, что мужчинам, может быть, будет понятней и ближе всё описанное. И, даст Бог, даже понравится?..

Людмила ЧЕРНИКОВА

 PS: Получилось несколько многословно, за что прошу меня извинить. Но уже вначале отзыва я обозначила своё настроение: накипело!

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика