Другой посторонний

Автор книги: Пол Боулз
Название книги: Пусть льёт
Издательство: Азбука
Год издания: 2015

Пол Боулз не так известен, как его современники — американские писатели-битники, например, Уильям Берроуз или Джек Керуак. Тексты Боулза отличаются от книг других битников отсутствием эпатажа и экспрессивности, минимумом внешних приёмов, максимально точными и простыми описаниями. Его книги написаны спокойно, почти холодно — и это даёт возможность читателю сосредоточиться на собственных эмоциях от той истории, которую ему рассказывают, не отвлекаясь на эмоции автора. В результате можно испытать довольно сильное потрясение — и ещё долго переживать прочитанное, находя в себе его отголоски и следы.

И в мире, и в России у Боулза есть немногочисленные, но верные поклонники. Широкому кругу писатель известен, в основном, самым первым романом «Под покровом небес» — благодаря знаменитому фильму Бернардо Бертолуччи (которым, кстати, автор книги остался недоволен). На русский язык переведено довольно много произведений Боулза, в том числе все четыре его романа — последним в этом году вышел «Пусть льёт» (или в другом варианте «Пусть падёт»). В качестве заголовка взята строка из пьесы Уильяма Шекспира «Макбет». Автор так объясняет выбор названия: «Лет с восьми или девяти меня завораживал тот краткий отрывок из «Макбета», где Банко выходит из замка с сыном и мимоходом роняет людям снаружи, что скоро будет дождь, а ему в ответ сверкает клинок и раздаётся достойная восхищения краткая фраза, сухая и жестокая: «Пусть льёт»». Так же сухо и жестоко Боулз рассказывает историю человека пропащего, не вписавшегося в мир и оттого наворотившего дел. Жизненный путь главного героя романа «Пусть льёт» выписан в духе античной трагедии: кажущаяся свобода выбора не отменяет неумолимой, жёсткой заданности судьбы.

Главный герой книги, Даер, — человек неглупый, со своим взглядом на действительность, способный на иронию и собственную искреннюю философию. Но он постоянно мучается тем, что в его жизни ничего не происходит — и никогда ничего не происходило: «Он был бы не прочь, чтобы каждый день складывался сам, — будущего мысли его не касались и близко. Будущему мешало настоящее». Пойманный в эту ловушку, неспособный планировать и видеть перспективы, Даер машинально перемещается, совершает какие-то действия, одновременно фантазируя о том, что однажды с ним произойдёт нечто невероятное и полностью изменит его жизнь. Это тип мечтателя, столь знакомый русской литературе. В силу характера Даер попадает в вечную ловушку — все свои надежды он возлагает на переезд в другое место. Поэтому как только появляется возможность уехать из скучного Нью-Йорка в загадочный Танжер — кипучий, многонациональный, открытый порт, так называемую «международную зону» — он не раздумывая едет. Но от себя не убежать и на край света — и в Танжере ему так же скучно, как было в Нью-Йорке.

Несмотря на то, что повествование идёт от третьего лица, внутренняя жизнь Даера открыта — читатель воспринимает историю через глаза и ощущения героя. Его скованность, потерянность, оторванность от жизни, невключенность в неё постоянно подчёркивается: «никаких выраженных мыслей у него не было». Постоянно описывается ощущение «онемелости», «анестезии где-то у него внутри», когда герой даже самому себе кажется «в высшей степени анонимным», незнакомым. Отсюда происходит и непонимание Даером того простого факта, что все поступки и действия имеют последствия: «В то же время происходившее снаружи было отдалено и не имело к нему никакого отношения; с таким же успехом этого могло и вообще не происходить».

Других людей Даер тоже воспринимает отстранённо — как вырезанные из бумаги силуэты, как непонятную ему силу, почему-то воздействующую на него: «…у него вдруг возникло чувство, что он сидит в окружении мёртвых — или, быть может, фигур из фильма, который сняли давным-давно. Они разговаривали, и он слышал их голоса, но на самом деле произнесение слов совершилось много лет назад. Ему не следует поддаваться обману и верить, что он может с ними общаться. Никто его не услышит, попытайся он заговорить». Из-за этого Даер невольно, не со зла, а в силу особенности восприятия использует окружающих людей: женщин — для любви, мужчин — для исполнения своих неожиданных и странных желаний, выскакивающих из него случайно и внезапно, как чёртик из табакерки.

«Пусть льёт» по духу, постановке проблемы, внутреннему миру главного героя напоминает роман Альбера Камю «Посторонний». Некоторые намёки в тексте позволяют предположить, что это сходство неслучайно — в книге Боулза один из героев даже путает Танжер, в котором происходит действие, с Алжиром, где развивается действие «Постороннего». Главное, что есть общего у двух этих книг, — выключенность, отстранённость главного героя, непонимание правил и законов мира людей. И эта разомкнутость, невозможность встроиться в систему приводит героев обеих книг к самому страшному и непоправимому — убийству.

В романе Боулза герой всё больше запутывается в сетях собственного равнодушия. Словно ребёнок, он пробует свои силы и возможности. А что если сделать так — и это получается. Или так — и снова получается. Он проходит путь от мелких махинаций к крупным финансовым и политическим преступлениям, но точкой в его пути становится убийство человека, совершённое от скуки, в наркотическом порыве, без какой-либо причины. Боулз точно описывает состояние, которое приводит героя к неосознаваемому им самим падению. И только когда Даера — одинокого, протрезвевшего, потрясённого, мечтающего о том, чтобы исправить сломанную жизнь, находит неравнодушная к его судьбе женщина, имеющая силу и власть, чтобы помочь ему вернуться в мир, Даер понимает, что судьба разрушена непоправимо. Убийство человека — та грань, которую он не должен был переступать — и всё же переступил. В отличие от романа Камю, здесь нет ни суда, ни казни, никакого общественного возмездия. Боулз просто бросает Даера в самой безнадёжной ситуации. Книга оставляет чувство плавного и оттого жуткого соскальзывания в бездну, экзистенциального ужаса перед жизнью, прикосновения к глубинам мрака человеческой души. А в сухом остатке, говоря словами Уильяма Берроуза, лишь «зловещая тьма, как в недопроявленной плёнке».

Дарья ЛЕБЕДЕВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика