Хроника без жестокости. Классическая тема под новым углом

Автор книги: Нацуо Кирино
Название книги: Хроника жестокости
Издательство: ЭКСМО
Год издания: 2014

Японская современная литература — ниша, уже вполне полюбившаяся российскому читателю. Харуки и Рю Мураками, Кодзи Судзуки — автор знаменитого романа «Кольцо», ставшего основой легендарного «Звонка» — уже полюбившиеся нам её представители. Японская проза — очень своеобразная, самобытная, свежая для западного читателя.

Нацуо Кирино — японская писательница, которая уже добилась славы у себя на родине, и постепенно начинает покорять читателей по всему миру. «Хроника жестокости» — её второй по счёту роман, полная странных фантазий история взаимоотношений двух людей — похитителя и жертвы. Классическая тема мирового искусства с необычной точки зрения.

Наруми Коуми — знаменитая писательница тридцати пяти лет. Только самые близкие знают, что в десять лет её похитил человек по имени Кэндзи Абэкава, и держал в плену целый год. Девочка спаслась, но случившееся оставило неизгладимый след на её личности. Похитителя посадили в тюрьму на солидный срок, но — вот он вышел, больше чем через двадцать лет, и написал Наруми письмо, в котором говорит, что прощает её. Прощает? Чем она провинилась перед своим похитителем? Что за странные отношения их связывают? На эти вопросы ищет ответы муж Наруми — ведь жена исчезла, оставив ему вместо объяснения лишь рукопись со своими мемуарами.

Повествование представляет собой эту самую рукопись Наруми — с прологом и эпилогом от лица мужа. Наруми вспоминает тот год, который она провела в плену, но это далеко не самая основная часть рассказа. Кроме заточения, Наруми вспоминает свою жизнь после, осмысливает отпечаток, который оставило на ней пережитое, пытается разгадать личность своего похитителя, анализирует его странные отношения с соседом — человеком, который весь год жил через стену от клетки Наруми, и «не замечал» происходящего. Реальные воспоминания перемежаются с фантазиями и домыслами девушки, ведь отпустить и забыть произошедшее она не может, потому что год, проведённый в заточении, принёс не только страх, но и нечто гораздо большее…

Если честно, я начинала читать эту книгу с опаской, подспудно ожидая увидеть нечто вроде «Кинопробы» Рю Мураками — уж больно название намекает, да и прославились японцы своей любовью к детальному описанию жестокости. Но мои опасения не оправдались. «Хроника жестокости» — это глубокая, утончённая и, не побоюсь этого слова, изысканная драма. Название очень мало отображает суть — ведь жестокости как таковой в книге нет. Похищение ребёнка, удержание в плену… воображение сразу рисует ужасные картины насилия и пыток. Но напряжение, возникающее в начале чтения, постепенно сходит на нет, уступая место живому интересу — ведь похититель Наруми вовсе не банальный маньяк-извращенец, а гораздо более любопытная личность. Он меняется от грубого взрослого до сверстника девочки, борется с собственными демонами, играет с ней «в школу», учится писать. Наруми для него — игрушка, вроде котёнка или щенка, забавная и милая, но вызывающая противоречивые чувства. Ведь его прошлые игрушки иногда умирали…

Сама Наруми тоже вызывает интерес. После спасения из плена она скрывает от следствия многие детали, её преследуют «отравленные сны» про похитителя — фантазии о его жизни, но она ни с кем не может ими поделиться. Никто не поймёт, какой взрослой она стала в одиннадцать лет. В итоге, не выплеснутое напряжение заставляет её писать, прорывает шлюз, из которого льются слова — и она в шестнадцать лет становится знаменитой писательницей со своим первым романом, завуалированным героем которого является Кэндзи Абэкава, её похититель — и один из главных людей её жизни. Впрочем, сложно понять, где Наруми говорит правду, а где лжёт — она прячет от чужих глаз многое, даже в своей исповеди.

«Хроника жестокости» — это чисто японская книга. Невозможно даже в воображении перенести место действия в Европу, а героев представить, скажем, англичанами или немцами. Тут всё, начиная от манеры повествования и заканчивая душевной организацией героев, абсолютно восточное — не совсем понятное для нашего менталитета, но от этого ещё более интересное.

Роман представляет собой своеобразную «шкатулку с секретом» — невозможно понять вначале, где говорит правду и где врёт героиня, а разгадка, в итоге, хоть и подспудно ожидаемая, но всё-таки немного шокирующая. Чужая душа — потёмки, а уж восточная — и подавно.

Кристина МУРАТОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика