Женщина может всё, иногда даже — быть счастливой

Автор книги: Инна Харитонова
Название книги: Всё могу
Издательство: Центрполиграф
Год издания: 2014

Женская проза вся сплошь об одном, — считают многие, — а именно о любви. Это верно, конечно же, но не всё так просто. Ведь помимо любви существует ещё нелюбовь. А также — не судьба

Дебютный сборник повестей и рассказов молодой писательницы Инны Харитоновой оставил, в целом, после прочтения довольно позитивное чувство. Ощущение это я назвала бы «правдой жизни». Автору благополучно удалось не провалиться в дешевизну жанра и избегнуть тошнотворной приметы дамского чтива — приторного хэппи-энда.

Первая повесть, давшая название всей книге, рассказывает о трудоголике Вале. Сиротка, рано лишившаяся матери, получившая взамен мачеху, росла в трудах и без нежности. Взрослая жизнь не подарила ничего нового, всё та же прорва работы и минимум эмоций. Как гром среди ясного неба на склоне лет прозвучал диагноз: шизофрения…

Своя собственная семья, дочка Маша и муж Саша, как и родители в детстве, при видимом и относительном благополучии, вроде всё как у всех, всегда жили как бы параллельно Вале, а не вместе с ней. Дочка на определённом этапе даже стала стесняться, что вот эта толстая тётка — её мать. Споткнувшись об этот факт, героиня страшно рыдала. Чуть ли не впервые в жизни она осознала, что никто в целом свете её по-настоящему не любит. Но Валя встряхнулась по привычке и напомнила себе: я всё могу. К сожалению, это «всё могу» распространялось на жизнь материальную: много «пахать», вертеться и никогда не жаловаться. Только зачем всё это, если она не получила главного: близости родных людей. Но, с другой стороны, кто виноват? Разве был у Валентины выбор? Разве она неправильно жила, совершала ошибки? Нет. Должно быть, просто судьба…

Следующая повесть «Привет… Пока… До завтра…» понравилась существенно меньше. Показалась пошлой и наименее достоверной. Марина-журналист и Лёша-фотограф вместе уже 7 лет, но детей муж не хочет, заявляя, что на восьмом году совместной жизни ещё слишком рано думать об обзаведении потомством. Вообще, они уже становятся чужими людьми, Марина чувствует это и, как показывает время, не ошибается.  Профессия позволяет героине иметь широкий круг общения и обширную же географию, потому с соседом по двору, шикарным Вадимом, она знакомится аж во Владивостоке, пребывая там в служебной командировке. Вот вам вроде уже и готовая любовная история, но Марина «не такая, она ждёт трамвая». Это же так важно: убеждать себя в любви к мужу, которой давно нет. В общем, устояв перед соблазном, женщина возвращается домой, где узнаёт об измене супруга. А ещё спустя краткое время фотограф-Лёша погибает в «горячей точке». Марина безутешно скорбит.

То ли автор коряво объяснила, то ли я — человек чёрствый, но ситуация с гипертрофированным трауром уничтожает и даже более — растворяет смысл повести. Извините, я не поняла, о чём речь. Тем более, что дальше ещё хуже: уступить чувствам влюблённого Вадима героиню заставляет лишь обстоятельство того, что он сам буквально на днях потерял семью. Это уже какой-то вздор. В последних строчках — счастливая, ожившая и беременная Марина греется в лучах обожания своего вовремя обретённого принца. Да, именно в лучших традициях жанра любовного романа. Ужасно. Но писательница, вероятно, извиняясь за это безобразие, старается вернуться на землю и рассказывает про Настю, родную сестру Марины, которая рожает кобелю-мужу третьего ребёнка, будучи осведомлена о двойной жизни благоверного. Вот это «правда жизни»! Огромное количество женщин узнало бы себя в абсурдном поступке Насти! А вот принцы с соседней улицы, с которыми знакомишься на краю света, да ещё в рассвете своих женских лет, а не на пенсии, — не наша история, пошлость чистой воды.  

Это единственная из сборника повесть, которая представляется мне крайне неудачной. Смысл ускользает, а просто череды событий недостаточно для того, чтобы этот перечень счесть серьёзной литературой.

Самая длинная история в книге «Особые обстоятельства» рассказывает опять-таки о… нелюбви. Во всяком случае, у центральной героини, Татьяны-логопеда, никак не получается обрести своё счастье. Взаимное. Потому что без взаимности уже было. Любимый лыжник Стас исчез без серьёзного повода. Он — мужчина её жизни, но она — не его женщина. Потому, стремясь к утешению, Таня выходит замуж за недалёкого Пашу, которого не то что не любит, но временами — едва терпит. Однако пора подумать о наследниках. И родится дочь Лиза. Но чудесной перемены не происходит, любовь не является из ниоткуда. 7 лет Таня презирает супруга, он чувствует это и утешается с юной Аней, которую знает со времён её детства. Вполне взаимно утешается, так же как счастлив и незабытый Татьяной Стас опять-таки не с ней, а с бледной прыщавой немощью.

Сама себе Таня уже давно не нужна, потому всё делается неважным. И вот ей ничего не остаётся, как снова выйти замуж без любви. Теперь уже за англичанина Дейва и родить снова. А ведь и в самом деле, что ей остаётся?.. Ну не судьба, несовпадение фатальное по жизни…

В повести очень много героев выведено с целью проиллюстрировать, вероятно, мысль: многие вокруг парадоксально, но счастливы. Многие, но не она, Таня. Залог радости не во внешности и не в уровне интеллектуального развития, увы. И даже не в душевности. Скорее, радость жизни даруется по лотерейному принципу. А ещё по умению радоваться тому, что имеешь и способности принимать свой жребий (как тётка Сима, старая дева, всю жизнь посвятившая племяннице Ольге). Также по… незатейливости, но, безусловно, мудрой и естественной (как счастлив танин свёкр Степан Кузьмич).

Рассказ «Сплошной праздник» — сплошная недолюбовь.  Лиду Козлову ещё в интернате, куда её сдали занятые родители, разглядел роскошный бизнесмен Андрей. И сделал не просто сожительницей, но также дал образование (телевидение и массовые коммуникации). И отпустил с миром. Потому что не любил. И ей было не обидно, т.к. и она не любила тоже. Вернулась в квартиру к маме, которая, как всегда, была больше занята, чем любила. Но да не суть, девочка уже выросла, работать стала — массовые мероприятия, праздники и презентации.

И вот случился в её жизни режиссёр документального кино и писатель по совместительству. Пофлиртовал. А она влюбилась. А он исчез. Обещал позвонить и пропал. А ведь и было-то всё платонически.

А на самом деле поехал он снимать кино про войну на саму эту войну, на коей и погиб нечаянно. И последние мысли его были о ней, Лиде. Только ей никогда не суждено будет этого узнать, она просто переможет сейчас свою двойную боль в компании с вином, а потом… продолжит жить с мыслью о том, что брошенка недостойная, а так, в остальном, жизнь — сплошной праздник. Как и профессия обязывает… Бывает и так: вот и сложилась вроде взаимность, но снова вмешалась злодейка-судьба.

В «Сахарной Зине» автор допускает-таки хэппи-энд! И даже с фатой, но, в силу обстоятельств и вопреки названию рассказа, счастливый финал этот — не приторно-сахарный.  Старая дева Зиночка Митина живёт с мамой и уже мало на что надеется. Просто человек она — светлый и незатейливый, вот примерно как Степан Кузьмич из «Особых обстоятельств». И ремесло у неё такое же чистое и радостное — изготовление тканых цветов для свадеб. И вот именно её-то, списанную со счетов, причудливая судьба награждает. Если бы автор рассказала нам, что гастролировал в городке Брэд Питт, который, пленясь уютом, исходящим от Зины, дал отставку Анджелине, и поселился у тёщи под крышей, мы бы плевались и чертыхались. А так вышло очень мило и чисто. И светло. И с юмором. В общем, достойное завершение сборника историй о любви со всеми её причудами и о судьбе, которую не выбирают.

Вот послушайте и улыбнитесь вместе с Инной Харитоновой: «Видите, бабы, и человек моей Зинке нашёлся. Любовь у них случилась, пусть и поздняя. (…) Моя Зина, хоть и недоделанная, но и жених её по виду такой же. (…) Если ему сорок и он неженатый и не был в ЗАГСе никогда, значит, точно — недоделанный. Вот у них на этой почве недоделанности, видать, и любовь сделалась. (…) Выходила Зиночка замуж  в фате собственного производства с чувством необыкновенной благодарности судьбе и всем людям сразу»…

Вот так. Может, смешно и грешно, но мораль рассказа очевидна: не будь злобливой, это раз. А второе — руби дерево по себе, и будет тебе счастье, а душе — непреходящая радость.

Язык и стиль писательницы недурны, но, как кажется, без изюминки. Как будто бы где-то так уже было. Хочется назвать хорошей женской прозой, почерк автора очень подходящ для этого.

Харитонова легка и лирична, даже когда рассказывает о многих НЕ: нелюбви, не судьбе, несчастье, несовпадении и т.д. Книга поэтому оставляет после себя мягкое, нежное и очень тонкое послевкусие. Чему способствует также последовательность повестей и рассказов, по которой собран сборник: от тягостной психической болезни первой героини к ясному и сдобно-сахарному образу последней. История про Зину — как последний аккорд, бесконечно мелодичный. Для женщины такой аккорд — как принца дождаться. Это в 17 мы ждём на коне и в доспехах, а в 40 часто (и это правильно) зёрна от плевел уже сама жизнь отделила. И так честнее. И счастливее, конечно же!

Людмила ЧЕРНИКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика