Странности великих

Великим, как известно, можно простить многое: и странные привычки, и безумные выходки. Бетховен, например, мог приступить к работе только вылив на голову ведро ледяной воды, а автор «Дамского счастья» писал, привязав себя к стулу. Одним словом – гении…

Этот безумный, безумный, безумный мир

Известный чудак Сальвадор Дали как-то решил провести лекцию в водолазном шлеме, заявив, что так ему будет удобнее опускаться в глубины подсознания. Присутствующие восприняли это спокойно. Ну а что ещё можно ожидать от человека, который может появиться на людях с таким «аксессуаром» как двухметровый багет под мышкой или нарисовать портрет жены с рёбрышками ягнёнка на плече?!

Но если к выходкам главного провокатора XX века все привыкли, то Жюля Верна, «отца» научной фантастики, открыто называли идиотом. В 1863 году издатель не стал подбирать выражения, прочитав его рукопись «Париж в XX веке». В ней Жюль Верн с точностью описал факс и автомобиль задолго до их появления на свет. Французский фантаст работал днями напролёт, чтобы закончить книгу в самые короткие сроки, но получил отказ в публикации…

А вот поэту Фридриху Шиллеру чернил и бумаги, чтобы сосредоточиться, было недостаточно: он раскладывал на своём рабочем столе гнилые яблоки. Странные «пунктики», к слову, имели многие классики. Так, Эмиль Золя привязывал себя к стулу, чтобы закончить книгу, а автор «Оливера Твиста» Чарльз Диккенс имел обыкновение выпивать стакан горячей воды после каждой полусотни написанных строчек.

Бетховен же настраивался на рабочий лад, выливая себе на голову ведро ледяной воды, а Николай Васильевич Гоголь катая по столу шарики из белого хлеба…

Известно, что поэт и философ Гёте предпочитал творить в абсолютно закрытом помещении, в кабинете без доступа свежего воздуха, а потом шёл гулять, разбрасывая по обочинам дорог семена фиалок. Это помогало ему сосредоточиться и решить дальнейшую судьбу своих персонажей.

 Суп через трубочку

Ещё один любитель неизведанного и потустороннего, Эрнст Теодор Амадей Гофман, приступал к работе только сильно напившись. В таком состоянии он начинал видеть нечистую силу и судорожно записывать на бумаге свои наблюдения. Можно предположить, что и Щелкунчик когда-то явился ему после очередной распитой бутылки… Однако подобный метод работы не довёл до добра: вскоре Гофман начал сходить с ума, пугаясь видений и галлюцинаций, главными героями которых были созданные им же персонажи.

Но безумие у гениев вещь такая же обыденная, как и насморк у простых людей. Не обошли стороной «игры разума» и художника Анри Матисса. Он часто не мог уснуть по ночам. Страдая от бессонницы, Анри находился на грани сумасшествия, и однажды у него появилась новая фобия боязнь ослепнуть, хотя на то не было никак причин. Француз даже начал учиться играть на скрипке, чтобы стать уличным музыкантом и не умереть с голоду, если он всё же лишится зрения и не сможет больше рисовать.

А вот писатель экзистенциалист Жан-Поль Сартр, и так не обладавший орлиной зоркостью из-за глаукомы, больше всего на свете боялся смотреть людям в глаза. Но, возможно, этот страх вкупе с отчуждённостью от мира и помог ему в написании своих гениальных романов. Прямого зрительного контакта всегда избегал и Зигмунд Фрейд. А для того, чтобы работать с пациентами ему было комфортно, он предлагал им ложиться на кушетку, а сам садился позади. В памяти как-то сразу всплывает поговорка про то, что у каждого психолога есть свой психолог

Нервные расстройства других исторических фигур порой приводили и к печальным последствиям. Так, французский композитор Жан-Батист Люлли, будучи излишне эмоциональным, во время одной из репетиций так разозлился, что тростью проткнул свою ногу и вскоре умер от заражения крови. Этот же смертельный недуг забрал жизнь и у Джека Дэниела — создателя всемирно известного виски. И опять-таки это случилось из-за неумения контролировать свои эмоции: от злости Джек так сильно ударил ногой сейф, от которого забыл код, что сломал палец и тоже скончался от заражения крови.

Подобные биографические факты всегда давали возможность закончить портрет личности яркими штрихами. Но истинная одарённость и гениальность была и остаётся чем-то единичным, штучным. А значит одной привычки, например, есть суп через трубочку, как изобретатель телефона Александр Белл, мало для того, чтобы остаться в памяти потомков.

 Дарья ФИЛИППОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика