Нора Майорош: «Что дети, что взрослые неохотно соглашаются с тем, что зло побеждает»

Детская писательница Нора Майорош — на самом деле не только писательница, она ещё и неплохой ландшафтный дизайнер. Просто так получилось, что однажды она решила участвовать в литературном конкурсе и прислала на него очень славную сказочную историю — «Семья 3х1». Название книги говорит само за себя — сюжет завязан на жизни одного замечательного дружного семейства. Книжка мгновенно стала популярной на родине Норы, в Венгрии, а затем её начали переводить на другие языки. Недавно она вышла в московском издательстве «КомпасГид». Автор благополучно продолжает писать книги для ребят, которые, как мы надеемся, также будут переведены на русский язык. А сегодня Норма Майорош — гостья нашего литературного портала

— Нора, детская литература — насколько особая это литература?
 — Вообще-то это давний спор и не мне его разрешать. Для меня главное то, что я пишу для детей и пишу от их лица, от их мира, который я хорошо знаю. А вот мир взрослой литературы мне не так хорошо известен. Я знаю не многих писателей, которые бы свободно перемещались во взрослом мире и с такой же лёгкостью — в мире детском. Такие, конечно, есть, но это удел немногих.
 — Чтобы писать для детей, важно ли на ваш взгляд их любить или это не имеет большого значения?
 — В первую очередь нужно любить того ребёнка, который живёт в тебе, в твоей душе, отражать его чувства и переживания, его мир.
 — А что, по вашему мнению, значит быть настоящим детским писателем?
 — Я не знаю, что значит быть писателем. Моя беда в том, что я ведь не профессиональный писатель, я не чувствую себя таковым. Мне всегда хотелось писать, сочинять истории, сюжеты, которые у меня рождались сами. И я опять-таки сама искала средства их выражения: это и рисунки какие-то, наброски… И я право же затрудняюсь сказать, что значит быть писателем.
 — Как угадать, что история понравится ребёнку? Вот как вам это удаётся?
 — В этом вопросе право окончательного решения принадлежит издателю. Издатель должен посмотреть и прочесть то, что ему предлагается, и дальше решить, имея возможности для сравнения, что подойдёт, а что не подойдёт, что понравится, что  пойдёт в данный момент, что будет интересно, что будет продаваться. Так что я чувствую себя во многом зависящей от этого.
 — А на каких книгах выросли вы сами?
 — Мне никогда не нравились книги, которые рассказывали о детях именно моего возраста. Мне нравились приключения, фэнтэзи, чудеса…
 — Как вы считаете, в детской литературе всегда нужен счастливый конец? Не травмируют ли детскую душу истории, которые заканчиваются плохо?
 — В общем-то, что дети, что взрослые неохотно соглашаются с тем, что зло побеждает. Лучезарный конец не обязателен, но ни в коем случае нельзя оставлять так, чтобы у ребёнка складывалось тёмное, гнетущее впечатление, что зло победило. Это очень важно, кстати, как для детей, так и для взрослых.
 — Каких современных детских авторов вы бы выделили из толпы? Какие лично вам больше нравятся?
 — Существует некое объединение венгерских детских писателей. Отношения у нас построены по принципу игры: никто нас не рекомендует ни друг другу, ни издателям. Мы собираемся каждый месяц и играем в эту игру — цену себе задаём. Это увлекательнейшая игра. Лично для меня здесь важен такой принцип: не столько чем писатель отличился и отметился в литературе, а в процессе этой игры — чем зацепил. Это главное. Как правило, мы читаем произведения друг друга, нам это очень интересно.
 А из зарубежных писателей нравятся скандинавские авторы.
 — Много ли дети читают в вашей стране и что, на ваш взгляд, можно сделать для того, чтобы читающих детей стало больше?
 — Конечно, очень многое зависит от родителей и от школы. С детьми всё в порядке. Где бы я с ними ни встречалась: в сельской местности, в городах ли — дети готовы, только надо найти подход. Тут всё зависит от родителей и от учителей: сумеют ли они показать ребёнку, насколько прочитанное может изменить их собственную жизнь и повлиять на них. Ребёнку стоит хоть раз ощутить, как много это значит, когда в его голове рождается какой-то образ, картина, и с этого момента, пожалуйста, можно давать ребёнку книги, можно просить его самого что-то писать… Если, конечно, преподавание литературы не отобьёт охоту заниматься.
 — Опишите, пожалуйста, вашего читателя.
 — Самой хотелось бы узнать, посмотреть 🙂
 — Каким вы его видите?
 — По-моему, читатель — это изначально чистый лист, на котором можно писать. Он как будто по другую сторону этой чистой доски: я не знаю какой он, сколько ему лет, как он выглядит, о чём он думает. Мы играем с ним в очень увлекательную игру. У меня в голове рождаются образы, которые я передаю ему, и он воспроизводит их в своей голове. Вы и сами понимаете, что это очень редкая возможность для меня — встретиться с отражением — нарисованной мною картиной, воспроизведённой другим человечком. На встречах с читателями, если вдруг эта стена рушится — это такое редкое счастье, когда видишь результат своей работы!
 — Есть ли прообразы у ваших героев?
 — Конечно. Всё берётся из жизни, любой встречный может заскочить на страницы книги.
 — Совместимы ли, на ваш взгляд, творчество и коммерция? Насколько приемлемо для вас написание книги «под заказ»?
 — Я с большим трудом пишу по заказу. Закажут, например, писать для двенадцатилетнего — не получится, не родится. Садиться сажусь, но получится не совсем то, чего от меня ждали.
 Без рекламы, конечно, не обойтись, но надо учитывать, что она является отражением уже готового продукта, и она не влияет на процесс написания книги.
 — Как вам работается с издательством «КомпасГид»? Что запомнилось, понравилось в процессе работы?
— Мне до сих пор вся эта история кажется фантастической. Заранее тянулись какие-то слухи, новости были, но не верилось, что из этого что-то получится. И лишь когда я увидела эту книгу, поверила, что это правда.
— Нора, каково ваше впечатление от книжных выставок в России и встреч с читателями?
— Встречи с читателями мне ещё предстоят, а что касается выставки… Очень мало времени, было, но я увидела столько по-настоящему красивых изданий! Конечно, иллюстрации — это только половина. Жаль, что другую, более главную, половину я не могу понять. Сегодня я стояла перед прилавками, как ребёнок, который ещё не научился читать, и нет никого, кто бы мне прочёл, сказал, что это…  Но всё это очень впечатляет. Я видела множество нестандартных, «нетрадиционных» книг, но и так же видела много книг, которые классически прекрасны. Меня это радует, потому что у нас, например, издатели ударились в другую крайность: они очень боятся, что иллюстрации будут отвлекать от содержания.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика