Ольга Ильницкая: «Всё с ней в обычном порядке, с русскоязычной литературой. Это с гражданами и гражданочками – не очень»

Известная русская писательница, поэт и журналист Ольга Ильницкая, автор признанных сборников стихов «Идёт по улице война», «Сквозное жильё», «Семь встреч с Богом», сегодня в гостях у нашего литературного портала

— Ольга Сергеевна, какая из ваших книг для вас «самая-самая»?
— Выделяю книгу «Семь встречь с Богом» — потому, что она красивая и небольшого формата. Мне нравится, как её сделал художник Лев Фабричнов.
— Если можно, поведайте о себе. Где вы родились и выросли? Почему стали творческим человеком?
— Родилась практически на военном полигоне в Тарутино, росла в военных городках, по которым кочевал отцовский артиллерийский полк, это Бессарабия, Молдова и Одесская область. В 1961 году мой отец попал под хрущёвское сокращение, ушёл в отставку, и мы поселились в Одессе. Моя жизнь связана с Одессой и Донбассом, туда я ездила все годы учёбы на каникулы, к бабушкам, в Дебальцево и Донецк. Ещё я часто бывала в Москве – со своими «хождениями в литературу». Москва меня «пробовала на зубок»», как многих, но я была из «самостоящих» и удар держала, в конце концов, Москва меня приняла, но и Одессу я не оставила, за что и в Москве, и в Одессе шутливо меня называют «мостом». Я не протестую и добросовестно регулярно таскаю килограммы приветов, книг и рукописей.
— Почему вы выбрали литературную стезю?
— Запрещено было заниматься философией, а я хотела преподавать именно философию. Но, поскольку муж и друзья диссиденствовали, а любимый был арестован (он получил срок за участие в издании политического журнала «Поиски» в Москве, за антисоветскую деятельность и недоносительство), путь в науку мне был заказан. Можно было преподавать историю и писать «в стол». Я выбрала сначала преподавать в школе и писать. Но очень быстро была исключена из лучшей одесской школы №116, где читала историю и обществоведение — за то, что как вспомогательный материал использовала на уроках запрещённых Солженицына и Булгакова, а на уроках Основного Закона – статью Глеба Павловского (под псевдонимом П. Прыжов) «Хартия вольностей советского народа» — сопоставительный анализ четырёх советских конституций. Это был запрещённый ход, и исключение было как бы предрешено. Вот тогда я поняла, что надо писать не в стол, а публиковать, что читателей будет больше, чем учеников. Мне не хотелось учить, хотелось диалога, я тогда к читателю уважительно относилась – и друзья опубликовали две мои книжки в Подмосковном и Ленинградском самиздате.

Это правильно, издавать стихи, не кормясь с государственной ладони

— А расскажите про свой писательский дебют.
— Моя писательская работа была настоящей учёбой в трудных условиях – мы были студийцами самоорганизовавшимися, пригласившими к себе руководителем хорошего одесского поэта Юрия Михайлика. Он двенадцать лет каждую пятницу занимался с нами литературой – результатом стала книга-антология студийцев «Вольный город», вышедшая в 1991 году. Это интересная книга 24-х поэтов, теперь она стала библиографической редкостью, а учитель и друг всем нам, вошедшим в эту антологию, был её составителем. Сейчас Юрий Михайлик живёт и пишет в Сиднее, и мы недавно повторили эту историю – спустя двадцать лет пригласили Юрия Михайлика стать составителем новой нашей книги, и книга вышла – она называется «Глаголы новейшего времени».
— В наши дни издаваться так же трудно, как было и до «перестройки»? Или что-то изменилось, и в какую тогда сторону?
— Сейчас издаваться просто. Есть деньги – есть книги. Думаю, это правильно, издавать стихи, не кормясь с государственной ладони, за собственный счёт. К прозе у меня иные требования, прозу правильно издавать издателям, а не самому. Но если издательство согласно платить поэту, попавшему в «обойму», то, возможно, это везение. Для такого рода везения я ничего не предприняла, хоть и было возможно, но я с удивлением обнаружила, что оказалась не человеком «обоймы», это ни хорошо, ни плохо, просто констатация.
— Как вы считаете, интернет – это больше хорошо, чем плохо? Или наоборот? Авторское право и интернет – как вы относитесь к этому вопросу?
— А как можно относиться к авторскому праву? Оно свято. Посягающим надо публично «ухи пообкусивать». Что до интернета – пусть будет, для людей с ненарушенными критическими функциями это удобное поле. Благо.
Ольга Ильницкая— Кто из писателей повлиял на ваше мировоззрение?
— На мировоззрение повлиял, наверное, Блок. Мне было семь, когда папа прочитал про скифов «с раскосыми и дикими глазами». Восхитило настойчивое – «Да, скифы мы!» – я впервые себя отождествила с кем-то, и это были не папа с мамой, не дарвинские мучительные для воображения обезьяны, а дикие скифы! Но тут пришла мама и всё испортила – она сказала, что Блок — «опиум для народа». Это вот как раз вопрос не литературного вкуса, а именно мировоззрения. Мне понравился Блок, папина позиция просветителя меня, ни сном, ни духом о том, что такое «МЫ». Меня раздражила мамина силовая позиция, я же сразу ощутила попытку принуждения нас с папой не быть «МЫ»!
Именно этот момент – я потом ясно это ощутила и поняла – обеспечил мне стопудовое приятие «Государственности и анархии» Бакунина и позже, привело меня к гандистской позиции непротивления злу насилием… – так что вопросы мировоззрения определили отец, Блок, Бакунин и Ганди. Ну и, разумеется, мама – привив одноразовой тогдашней своей силовой акцией моё пожизненное сопротивление любому насилию над личностью. Я как-то сразу обучилась самостоянию и сопротивлению любому на меня нажиму.
— Кого из любимых поэтов вы «унесли» с собой из юности во взрослую жизнь?
— Из юности, запихнув, как верблюд пищу в горб, любимых Сашу Чёрного и уживавшихся с ним (и Лермонтовым с Блоком) моих «испанцев» — Федерико Гарсия Лорку, Николаса Гильена, Мигеля де Унамоно, Хуану Инес де ла Крус, Хименеса, Вальехо, Пабло Неруду и Пабло Мачадо…

Вопросы мировоззрения определили отец, Блок, Бакунин и Ганди

— Нравится ли вам кто-то из современных русских писателей? А из поэтов?
— Современных? Легче сказать, кто не нравится… «Актуальщики» — нет. А вот понимающих «смешанную технику» ищу. Кто-то нравится. Ответа вопрос требует обстоятельного. Читаю знакомых, которым симпатизирую. Владимира Пучкова из российского города Владимира, и Владимира Пучкова из украинского города Николаева. Хорошие стихи пишут Владимиры Пучковы. И мне нравится спокойный голос и темы, трогающие Валентину Голубовскую, живущую в Одессе. На самом деле имён можно назвать много, потому что я читаю в основном хорошо пишущих и хорошо живущих людей.
Свольтирую с ответом, пожалуй…. Я и так уже размахнулась. Да и к чему? У каждого свой список предпочтений, товарищей или неприятелей, слишком тесно мы пока по общим коридорам ходим.
— Что сегодня переживает русскоязычная литература – упадок или подъём? Чего, по-вашему, ей очень не хватает?
— Сегодня? А как и вчера, и позавчера. Русскоязычная литература переживает горе…
Она его обязательно переживёт, выпишет, и читатели прочитают, а критики проанализируют. Всё с ней в обычном порядке, с русскоязычной литературой. Это с гражданами и гражданочками – не очень. Впрочем, не первый век живём на свете, и мало что изменилось, а если судить по итогу, в частности последнему и для меня лично главному, войне между двумя моими странами, то изменения для литературы, как и для авторов – не к лучшему. Потому что теперь война определит вектор развития литературы. И мне это нравиться не может, рассуждать в направлении вектора, указующего на гибель людей… Я написала уже книгу «Идёт по улице война», мне хочется писать другие книги, о мире и «О жизни, о жизни — и только о ней. О жизни, о жизни — о чём же другом? — Поёт до упаду поэт. Ведь нет ничего, кроме жизни кругом, Да-да, чего нет — того нет!» Как в своё время определила Юнна Мориц.
Русскоязычной литературе сегодня катастрофически недостаёт Мiра.

Классики пишут длиннее, чем посты в соцсетях, или чем пишутся эсэмэски. Кто же их, классиков, осилит?..

— Кого вы хотели бы порекомендовать к обязательному прочтению?
— Конечно, перечитать сейчас классиков русских – пишущих о мирной жизни самое время. Но ведь их читать и не перестали те, кто всегда читал? Только вот классики пишут длиннее, чем посты в соцсетях, или чем пишутся эсэмэски. Кто же их, классиков, осилит?…
— А кто вам симпатичен из иностранных?
— Милан Кундера, Тонино Гуэрра, Милорад Павич, Уильям Фолкнер, Олдос Хаксли, Генрих Бёлль, Эдвард Морган Форстер, Салман Рудши, Славой Жижек… Антоний Сурожский.
— Литературой мало кто может обеспечить себя материально. Если можно, то как Вы решаете этот вопрос? Как зарабатываете на достойную жизнь?
— Литературой не зарабатываю. Книги раздариваю. Вот как бы вместо свечек в церкви. То есть свечки я ставлю, ну а книжки – по принципу свечек…
На достойную жизнь»? Я пенсионер, уже заработала.
— В последнее время мир разделился на сторонников и противников глобализации. По вашему мнению, глобализация –Ольга Ильницкая это зло или добро?
— Меня в связи с глобализацией волнуют судьбы личных миров людей. Если от глобализации не страдают личные миры – она не зло, а новая форма (одна из) осуществления человеческих самых разнообразных связей, а если личный мир человека страдает от проявлений глобализации, то я восприму эти проявления как зло.
— А что вы читаете в настоящий момент?
— «Происхождение украинского сепаратизма» Николая Ульянова, «Зеркала» Семёна Кирсанова, «Плутодраму» Михаила Левитина и роман «Наши нравы» Константина Станюковича – вот сразу всех вместе и читаю.
— А кого перечитываете время от времени?
— Ох, одну и ту же книгу – Стругацких «За миллиард лет до конца света»… Это мне божье наказанье – читать эту книгу. Она помогает моему гомеостазису (смеюсь) стабилизироваться. Уже и не перечитываю, просто смотрю на неё, и сразу становится именно так как требуется, чтобы не наворотить лишнего и не отступиться от задуманного необходимого.
— Что бы вы хотели пожелать России в такое неоднозначное для неё время?
— Нравственного выздоровления. И чтобы не приставала как тот амур, голый и вооружённый до зубов – ко всем со своей любовью.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика