Мария Метлицкая: «Переживу, если через 10 лет меня читать не будут»

В 40 жизнь только начинается, ну, или чуть позже. Не знаю, как насчёт жизни вообще, а вот писательский талант можно открыть в себе и в зрелом возрасте. Что и сделала востребованный женский прозаик Мария Метлицкая. По крайней мере, личного опыта ей не занимать. Да к тому же она по образованию медик. А душа и тело — единое целое. Но взяться за перо известного автора вынудила судьба: драматическая личная история и тяжёлая болезнь. «Ситуация была такова, что либо ползти по-пластунски на кладбище, либо попытаться стряхнуть эти камни, которые на меня обрушились, — а вдруг я ещё поживу? — говорит автор. — И вот писательство — это, видимо, было каким-то спасительным кругом. Я и не подозревала, во что это всё выльется». Сегодня Мария Метлицкая представляет «Пиши-Читай» свою новую книгу «Женский день».

— Авторов женской прозы у нас немало. А чем необычна ваша книга? Чем она может заинтересовать читателей?
— Я надеюсь, что сюжет необычный достаточно, что героини мои выписаны реалистично и с любовью к женщине — это моя основная тема. Я надеюсь, что «Женский день» — несколько необычная книга, я такого закрута ещё не делала. И всё же это книга о дружбе, это всегда интересно, об искренности, о любви, о порядочности, о непорядочности…
— Прототипы героев есть? Вот вы говорили, что вокруг вас только хорошие люди.
— Нет, всё выдумано, я стараюсь окружать себя положительными людьми. Я имею на это право — отметать то, что мне не надо: сил у меня уже нет на очень многое, потому что я много работаю, много пишу.
— А название — оно такое «говорящее»?
— «Женский день» — это праздник 8-е марта. Было два варианта: либо «8 марта», либо «Женский день». Но как-то маркетологи решили, что «Женский день» лучше. Давать окончательное название книги — не моя прерогатива. Но опыт доказывает, что маркетологам надо доверять. Когда я с ними спорила, жизнь доказала, что я была не права.
— Жизненные наблюдения помогают вам так тонко выписывать женские характеры?
— Тонко — это вам судить. Конечно, в 30 лет я бы не была тем, кто я сейчас, конечно. Безусловно, я наблюдаю, я человек внимательный, мне интересны человеческие судьбы.
— Вы считаете себя исключительно женским писателем?
— Да, это женская проза. Но я и не скрываю этого — женщины, вообще, больше читают, чем мужчины. И в театр женщины больше ходят… Но есть и мужики, которые «вполне себе», и мои книги читают, что очень приятно, кстати говоря.
— Что-то новое уже пишете?
— Уже пишу со вчерашнего дня. Уже отпуск мой закончился. Позавчера прилетела, сегодня уже работаю. Но пока я не раскрываю, о чём книга. Это секрет. Я ещё сама не понимаю, что там.
— Откуда вы черпаете идеи, сюжеты? Может, прямая связь с космосом?
— Я не знаю с космосом или откуда ещё. Понимаете, я не кокетничаю, мне безумно тяжело ответить на этот вопрос. Вот, видимо, сработала дискета, которая была поставлена. Я же не буду так пафосно говорить: Господь Бог. Но кто-то мне даёт, я не знаю точно кто. Но ведь как-то мне мысли приходят в голову. Не знаю. Жизненный опыт — да, внимание к людям, судьбам — да, интерес к людям — да. А вот откуда? Фиг его знает.
— В будущем амплуа своё будете менять? Сейчас модно писать «социально-философские» книги. Или это удел других писателей?
— Нет, я писатель не эпохальный, безусловно, я прекрасно отдаю себе в этом отчёт. Я бытовой писатель. Если я поднимаю темы на сегодняшний день, и они интересуют людей, то я вполне переживу, если через 10 лет меня читать не будут. Я без амбиций человек абсолютно. Мне и так, я считаю, уже столько судьба и Боженька дали… Мне хватит, я не жадная, любви мне хватает.
— На презентации вы рассказывали, кого из авторов читаете. А из конкурентов, женских писателей, конкретно можете кого-то выделить?
— Я бы не назвала это конкуренцией.
— Хорошо, коллег по цеху?
— Выделила бы Рубину гениальную, Марину Степнову, Иру Муравьёву, Людмилу Евгеньевну Улицкую, Токареву Викторию Самойловну, Татьяну Толстую обожаю. Плеяда роскошных женских писателей.
— Вы по образованию не связаны с русским языком, литературой, а стали писателем.
— Вы часто видели писателей из литературных институтов?
— Выпускники литвузов чаще становятся критиками, редакторами.
— Да, куда проще — покритиковать. Это же не созидательно. Писать — это ж какая-то  всё-таки работа. Улицкая по образованию генетик-биолог, Рубина — музыкант. Ну, Татьяна Толстая да, она литератор, Муравьёва — она тоже литературный институт закончила, она пушкинист. Ну, давайте, не проводя параллели между мной. К примеру, Чехов — врач и так далее. Тогда на писателей не учились, как вы понимаете, когда вся наша гениальная русская литература создавалась. Не было никаких литературных институтов. Значит, я права.
— И последний вопрос. У вас историй ещё много?
— Ой, пока мне бы на жизнь хватило. Но надо же когда-то на пенсию уйти, внуками заниматься. Но пока я не собираюсь — пока ещё не готова.

Беседовал Сергей МИЗЕРКИН

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика