Страдай, но изменяй

Автор книги: Майя Кучерская
Название книги: Тётя Мотя
Издательство: АСТ
Год издания: 2013

Сюжет нового романа Майи Кучерской до безобразия прост — женщина из категории «тридцать плюс» неожиданно начинает изменять собственному мужу, моральные страдания героини прилагаются. Единственное усложнение — параллельная история одной русской семьи, запротоколированная сельским учителем. Записки этого человека, Сергея Петровича, попадают в руки героини по служебной необходимости — она работает в газете, которая готова эти записки опубликовать. В итоге история Сергея Петровича становится для неё последним прибежищем, где она забывает на мгновение о том клубке противоречий, в который превратилась её жизнь.

Не раз и не два приходилось слышать версию, что «Тётя Мотя» — это так называемая «женская литература» (первое, что работает на эту версию, видимо, заголовок). Оставив в стороне споры о том, насколько вообще правомерно делить литературу на «женскую» и «мужскую», следует признать, что на интуитивном уровне с этим утверждением согласиться можно. Кучерская крайне сосредоточена на деталях, она порывиста, как и все женщины, и то и дело влечёт своего читателя то в Берлин, то в Испанию, то на остров Цейлон. Она по-хорошему сентиментальна и умеет находить слова для непонятных состояний, когда вроде бы всё хорошо, а на деле всё безвыходно плохо. Она увлечена поэзией, регулярно цитирует тех или иных авторов, да и сама в лирических отступлениях пытается превращать прозу в стихи. Она консервативна и искренна, она педантична и мнительна. Действительно, нет ощущения, что такую книгу мог написать мужчина, но охарактеризовать «Тётю Мотю» как «женскую литературу» можно только в том случае, если отречься от тех отрицательных коннотаций, которые связаны с этим термином. Это действительно женская литература, но не потому что она слезлива или эмоциональна, а потому что её автор — женщина. Тем книга и ценна — это женский взгляд на мужскую проблему, проблему неверности супруги.

Это действительно женская литература, но не потому что она слезлива или эмоциональна, а потому что её автор — женщина. Тем книга и ценна — это женский взгляд на мужскую проблему

Характерно, что для создания увлекательной истории Кучерской приходится прибегать подчас к довольно жёлтым, бульварным приёмам. Чего, например, стоит решение закруглить историю чудесным обнаружением Сергеем Петровичем своего отца — притом, что решение это ни разу не подготовлено, находка сваливается практически с неба, про его отца прежде и речи не шло. Наверное, на это обстоятельство можно закрыть глаза хотя бы потому, что эта часть истории в каком-то смысле придаточная — всё-таки не сама же Марина обнаруживает в Адашевых своих родственников. А в целом сюжет довольно внятный и развивается по понятным законам — и выстроены сразу два параллельных сюжета, разве что побочный поначалу страдает от неопределённости. Выравнивается он только к финалу, только некоторое время спустя становятся ясны все перипетии, только со временем приходит понимание, кто кому кум, кто кому брат, кто кому сват. Проблема ещё и в том, что всякая попытка втравить один сюжет в другой и сделать их при этом равноправными всегда выглядит искусственно — в том случае, когда одна история сосуществует с другой на равных, а не является для неё рамкой. И Майя Кучерская здесь преодолевает эту искусственность лишь под конец, а до этого всякая смена оптики, всякий перевод внимания с истории Марины на историю Сергея Петровича вызывает лёгкое раздражение — я хочу смотреть на Марину, зачем мне Сергей Петрович?

Не может не смущать топорно обрисованное прозрение Коли (это законный муж Марины), поданное чуть ли не в фарсовым ключе с буддистом-вьетнамцем, говорящим по-русски. Ожидаемо, хотя и весьма точно с формальной точки зрения, разрешается коллизия самой Марины — но тут, как говорится, без спойлеров. Нельзя не отметить одну из финальных придумок, которая точна не только исходя из логики событий, но и по языку. Речь идёт об эпизоде с отравлением Марины — это не только уместно в качестве узлового события, но и хорошо выражено с точки зрения литературы. Тут разговор заходит о самой, пожалуй, непростой категории — качестве литературного текста. Возьмём, к примеру, фрагменты, которые Кучерская выдаёт за собственные мысли разных людей — и увидим, что потоки сознания Марины и Коли практически не отличаются ни по синтаксису, ни по лексике. Но разные лирические отступления писательницы без сомнений заслуживают внимания — дело тут не столько в языковой фантазии или в умении пользоваться языком, а во внимании к деталям, в умении найти неожиданную точку зрения, умении увидеть происходящее под необычным углом. Черта, делающая честь любому писателю.

На последних страницах начинаешь чувствовать, насколько роман цельный, в какой тугой узел связались ниточки сюжетов, как оправданы лейтмотивы

Оглядываясь же на роман в целом (и опуская то обстоятельство, что читался он не без труда), следует признать, что произведение сложилось. На последних страницах начинаешь чувствовать, насколько роман цельный, в какой тугой узел связались ниточки сюжетов, как оправданы лейтмотивы, как крепко одно слово завязано на другом. Несмотря на необязательную, в общем-то, структуру (а описываются здесь будни, тягучие, длинные и далеко не всегда увлекательные будни женщины тридцати с лишним лет), здесь отсутствуют лишние элементы — и лишних нет как говорится в одном из стихотворений, что Марине отсылает её любовник Ланин. Мельчайшее происшествие, каждое случайное слово, всякий всплывший в памяти образ — всё работает на сверхзадачу, всё призвано вести героиню прочерченным для неё путём. Есть даже какая-то доля неправдоподобия в том, что всё, что с ней происходит, неслучайно. С другой стороны, может, нам только кажется, что в нашей жизни всё происходит спонтанно и бесцельно, а на деле у каждого события есть свой смысл? Может, заметить этот смысл мы можем лишь тогда, когда перед нами открывается полная картина? Именно такая полная картина откроется и тому, кто дочитает «Тётю Мотю».

Eсть странный на первый взгляд соблазн провести параллель между «Тётей Мотей» и произведениями Толстого

И есть странный на первый взгляд соблазн провести параллель между «Тётей Мотей» и произведениями Толстого. Естественно, говорить о равноценности здесь не приходится, но о влиянии — почему бы нет? По ряду параметров Кучерская явно пытается вторить гению. Во-первых, удивительный психологизм, проявляющийся в точности анализа поступков и реплик героев; во-вторых, мощный дидактический заряд, умело, впрочем, дозированный, что не позволяет «Тёте Моте» скатиться в морализаторство; в-третьих, желание объять необъятное, рассказать и про тех, и про других, и про третьих. Лица меняются как в калейдоскопе, но калейдоскоп этот так и хочется назвать микроскопом — ибо даже если персонаж задерживается лишь на пару-тройку страниц, автор всё равно пристально в него вглядывается. А что уж говорить о каких-то явных параллелях — например, Тишка выполняет в «Тёте Моте» ту же функцию, что и Левин у Толстого, а об ассоциации Мотя — Анна Каренина Кучерская вообще пишет прямым текстом. И хочется подчеркнуть, что речь идёт не о подражательстве, а, скорее, о попытке раскрыть ту же тему, о которой говорил Толстой, только со своей точки зрения.

Этим пассажем про Толстого я бы и хотел закончить свой текст. Потому как если в рецензии на произведение современного автора появляется сравнение с Толстым, то значит, рецензент высоко ценит этого современного автора, не так ли?

Евгений ВИХАРЕВ

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика