Храм счастливой души

Автор книги: Орхан Памук
Название книги: Музей невинности
Издательство: Амфора
Год издания: 2009

Иногда история не впечатляет так, как ожидалось, но не признать её безусловного очарования невозможно. Иногда требуется время, чтобы книга заняла своё место в сознании и нашла отклик в душе. Иногда нужно очень постараться абстрагироваться от персонажей, их реальности, видения мира, их переживаний, манеры проявлять себя, потому что так было бы правильно, а неверно, напротив, обо всём судить в этой рецензии со своей колокольни.

Иногда детальность и даже дотошность Орхана Памука в изображении героев и событий «Музея невинности» утомляет, но в иные времена, наоборот, проливается несравненной благостью. Ведь, в конце концов, именно эти бесконечные нюансы «работают» на достижение эффекта правдоподобности. И ничего страшного, если поймаешь неточность: в одном месте Кемаль говорил об исключительной смуглокожести своей обожаемой Фюсун, а в другом вдруг обнаружилась… белизна. Всё дело в том, что именно так парадоксально фиксирует оттенки цвета глаз влюблённого.

Иногда, настроившись на авторскую меланхолично-неспешную волну, уносишься на волнах истинного удовольствия от ажурного стиля повествования, безупречного в своей плотности. Язык книги переливается восточными самоцветами от поэзии и лирики к быту и иронии, затем обратно, и так бесконечно. Если вдуматься, нужен же невероятный талант, чтобы вкладывать безнадёжность и безмятежность, отчаяние и нежность, ностальгию и страсть не в смысл фраз, а как будто бы в сами слова! Даже трудно представить, как у писателя это получается.

Иногда вынужден бываешь признать: убедил. Достаточно спокойно относясь к музеям вообще, в музей невинности, сотканный из воспоминаний и мучений, очарования и утраты, путешествий и смысла существования, попасть хочется. Мне серьги и платья, окурки и фарфоровые собачки, зажигалки и киноафиши ничего не сказали бы сами, я вообще к вещам зачастую равнодушна, но благодаря Памуку я уверена, что была бы тронута.

Иногда неоднозначный роман повышает свои шансы понравиться читателю, если в нём писателю удаётся создать атмосферу. Времени или места, либо того и другого сразу. «Музей невинности» в этом плане набирает один из самых высших баллов. Стамбул 70-80-х годов прошлого столетия без преувеличения можно назвать одним из действующих лиц повествования. Далеко не второстепенный персонаж, этот древний город прекрасен. Надо ли говорить, что он является также и некой частью музея красоты и печали. Трудно было бы после прочтения книги воспринять дом, в котором жила Фюсун с семьёй, вне контекста площадей и переулков, ресторанов и кинотеатров, магазинов и парков древней турецкой столицы. Дух вечности, наряду с духом прелести и горечи, которые познал герой, витает здесь надо всем.

Иногда хочется перестать «бодаться» с нобелевским лауреатом на предмет истинности природы любви. Тем более, он ответил бы мне: «Все вопросы к Кемаль-бею, я лишь писал хронику его сложного чувства, по сути, под диктовку». Иногда стоит уступить и согласиться. И принять историю отношений героев как она есть, не осуждая, не негодуя, не придираясь, не проводя аналогий, которые так упрямо напрашиваются. Например, с набоковской «Лолитой»: лишь паталогический характер привязанности Кемаля и прекрасную чарующую тонкость в подаче писателем этой своеобразности я имею в виду, не подумайте ничего лишнего.

Иногда следует не включать в рецензию, оставить при себе сомнения и недоверие, касаемые определения того, что может называться любовью, а что — нет. Хотя бы из соображений не оскорбить того, кто обнажает сердце в своём уникальном музее перед всем миром: «чтобы искренне поведать пережитую мной историю любви…»

Иногда заслуживает прощения и та деталь, что в тексте не найдёшь фактического подтверждения убеждённости Кемаля в том, что Фюсун чудо как хороша именно душой, а не внешностью, да ещё необыкновенно умна. К сожалению, в романе её душа не раскрыта, с умом — та же картина. Пусть! Настоящей любви свойственно идеализировать объект. Так что это как раз плюс автору.

Иногда можно обойтись без присвоения диагнозов вроде фетишизма. Кому какое дело — человек страдал! В конце концов, мы живём в мире вещей…

Иногда лучше отказаться как от глубокого анализа, так и от эмоционально-субъективной оценки испепеляющей страсти. Зачем препарировать особенности чувства, благодаря которому герой на склоне лет подводит ошеломляющий итог? Ведь только это резюме и имеет значение, а не все наши взгляды вместе взятые: «Я прожил очень счастливую жизнь».

Иногда ты, вероятно даже справедливо, можешь полагать,  что на определённом этапе развития своей истории исстрадавшийся Кемаль и сам не заметил, как его одержимость любимой женщиной переросла в нечто иное. Он любил уже не Фюсун, а собственно саму свою любовь. Определённый сорт людей, который ты имеешь большой соблазн поименовать эгоистами, довольно часто в своих привязанностях скатывается именно в это состояние, которое тоже чудесно, я не имею в мыслях его порицать. Иногда приходится признать, что беззаветно любить именно человека куда сложней: нужно жить его проблемами и его боль воспринимать как свою. Герой не особо интересовался, чем жила его любимая, о чём страстно мечтала, чего искала в жизни. В этом смысле он не  только восточный мужчина, о которых говорят, что они всегда лучше женщины знают, что ей нужно на самом деле, решают за неё.  Он просто мужчина, потому что и в западном мире внушительное число влюблённых экземпляров не даёт себе труда помочь женщине с её проблемами, особенно если они не являются также и его. Немногие мужчины вообще, независимо от этнических традиций,  способны трактовать глагол «любить» как «остро желать счастья ей», перестав быть зацикленными на себе, бесконечно пережёвывая лишь собственные терзания, и это уже непосредственно про Кемаля. Ведь если бы он думал прежде всего о Фюсун, то никогда не унизил бы её помолвкой с другой, оставил бы в покое позже, когда узнал о её браке, снял бы в кино, в конце концов, потому что она имеет право на мечту, пусть и обладающую сомнительной ценностью в его представлениях!  

Иногда отмечаешь в рецензии и преимущества этого странного чувства под названием «любовь к любви». Кто я такая, чтобы вешать на Кемаля ярлык эгоиста, если его болезненная привязанность не убила его, не растлила, не унизила, напротив: она всегда являлась единственным смыслом существования, на фоне которого меркло всё прочее: семья, друзья, карьера, финансы, общественные интересы. Благодаря этой страсти случилась глобальная переоценка всех ценностей, она отделила зёрна от плевел, есть такое заезженное выражение.

Иногда желательно отринуть и жалость, ведь любовь, счастливая ли она или сложная,  всегда права. Кемаль не сломался, он прожил многие годы рядом с собственноручно созданным музеем памяти своей дорогой Фюсун, о чём, понятно, никогда не сожалел. Он увековечил любовь, если можно так сказать. Он путешествовал, учился и освоил музейное дело на профессиональном уровне. Его жизненный путь оказался хоть и тернистым, но не пустым.

Иногда, вдохнув поглубже, важно понять, что и по Фюсун нет нужды скорбить. Орхан Памук рассказал историю чувства Кемаля. Всех переживаний и мучений — снова Кемаля. О том, что чувствовала Фюсун, Кемаль её не спрашивал, поэтому писатель не отразил в книге, а читатель, соответственно, может лишь домысливать. Но очевидно, что счастливой эта заложница восточного уклада, связанного с положением женщины, не была с самого начала. Никогда не была, за исключением разве что тех полутора месяцев близости в начале знакомства и одной ночи спустя много лет. Кемаль фантазировал о детишках, которые родятся у них с любимой, а вот Фюсун страстно желала стать актрисой. Конечно, со временем, будь на то судьба, ей пришлось бы переориентироваться на деторождение, а Кемаль бы недоумевал, отчего родная истерит, выкидывает всякие номера и… не выглядит счастливой…

Иногда совсем неплохо покориться судьбе и быть ей благодарным за то, что всё вышло, как вышло. А ещё за то, что имеешь возможность посетить совершенный музей, единственный такой на свете.

Иногда ты не сожалеешь о времени, потребовавшемся тебе для того, чтобы роман «уложился», потому что видишь вдруг: он могуч и глубок. Орхан Памук показал в развитии длинный-длинный путь, пройденный человеком: от звонкой, неразмышляющей юности до исполненной света, но всё-таки бесконечно горькой, седой зрелости.    

Иногда тебе даже манеру излагать собственные впечатления от рассказанной истории подсказывает сама эта история (а именно глава 69 «Музея невинности»), и ты не в силах противиться, потому что приём, что использовал автор, исполнен неподражаемого шарма.  

Иногда ты открываешь в книге редкие достоинство и чистоту. А ещё чуть позже уже знаешь, что никогда не забудешь трепетный и печальный храм счастливой души беззаветно любившего.

Людмила ЧЕРНИКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика