Александра Маринина: Каменская не может быть вечно молодой

Александра Маринина презентует свою новую книгу «Ангелы на льду не выживают», которая раскрывает ряд любопытных и неоднозначных фактов закулисной спортивной жизни. Для того, чтобы узнать о них и провести анализ полученной информации, Марине Анатольевне Алексеевой (настоящая фамилия писательницы) пришлось вспомнить азы своей первой профессии, когда она занималась анализом и прогнозированием преступности. О книге, литературе в целом мы и беседуем сегодня с Мариной Анатольевной

— Марина Анатольевна, почему вас так заинтересовала тема спорта? Не Олимпиадой ли в Сочи навеяло?
— Абсолютно нет. Это произошло после того, как в одной из книг, написанных нашей спортсменкой, фигуристкой, я прочла о том, что пара, приехавшая на соревнования третьим номером сборной, знала, что её будут «продавать», то есть они станут предметом торговли за места в этой (парное катание) и других дисциплинах. И это знали все! Данная информация как-то очень больно ударила меня в сердце. Я подумала: «Каково же должно быть спортсменам, если они об этом знают…». И мне захотелось разобраться в каких-то психологических нюансах. А второе: я столкнулась с ситуацией применения закона 2010 года о недопущении к работе с детьми и подростками лиц, имевших судимость за ряд преступлений, независимо от того, погашена ли она. И вообще, сколько лет назад была судимость, и насколько тяжки были эти преступления. Я посмотрела судебную практику по применению этого закона. Оказалось, что человек, который 20 лет назад был привлечён за неуплату алиментов, теперь не может работать сторожем в школе. Вот до такого бреда доходило дело. И этот факт тоже не оставил меня равнодушной. И на этих двух информационных поводах я захотела построить книгу.
— Вас саму шокировали какие-то случаи, о которых вы узнали в ходе написания книги?
— Конечно! Но скорее не случаи, а система. Потому что случаи — это всего лишь её проявления.
— Каменская в книге, как всегда, на коне. Ну, зачем вы её на пенсию-то отправили, ей же служить и служить ещё?
— Поскольку действие в моей книге происходит именно тогда, когда эта книга пишется, я не могу делать вид, что в 2014 году Каменской столько же лет, сколько в 1992-м. В 50 лет она была отправлена на пенсию, что соответствует регламенту и положению о прохождении службы в органах внутренних дел. И никаких сказок про зелёных человечков и вечную молодость мне не нужно. Каменская взрослеет, стареет, у неё идут годы, и это нормально.
— Писать на незнакомую для вас тему всегда труднее…
— Да, это трудно. И последние несколько книг написаны мной на незнакомую для меня тему. Это и судебно-медицинская экспертиза, и ювелирное дело, и фигурное катание… Следующая книга тоже будет на новую тему. Это трудно, но и интересно. Нужно искать специалистов, задавать им вопросы, читать учебники. Поскольку, прежде чем знакомиться с научно-публицистической литературой на этот счёт, нужно хотя бы овладеть какими-то азами. Это требует много времени, напряжения, но мне это нравится.
— А почему из видов спорта для анализа глубинных причин и явлений, происходящих в нём, вы выбрали именно фигурное катание? Не из-за того ли, что оно так популярно в народе?
— Нет, только потому, что я наткнулась на ту самую шокирующую меня фразу о том, что место, оказывается можно купить.
— Вас «доброжелатели» не уговаривали не поднимать шума, не выносить сор из избы?
— Я же общаюсь с очень узким кругом людей.
— Но вы же не подпольно писали эту книгу?
— Нет, я и неоднократно в интервью говорила о том, что пишу её. Но никаких сообщений на тему того, чтобы я об этом не писала, я ни от кого не получала.
— Когда вы писали книгу «Ангелы на льду не выживают», ваше общение с консультантами носило конфиденциальный характер?
— Если бы я назвала их фамилии, их бы всех поувольняли. Поэтому, по договорённости с ними, я не разглашаю имён, держу их в секрете. Единственный консультант, который не скрывает своего имени, это известный спортивный журналист Артур Михайлович Вернер. Но он уже столько лет в спортивной журналистике, что просто уже никого не боится, ему всё равно.
— Есть ли у вас желание войти благодаря вашему творчеству если не в классику российской литературы, то хотя бы в историю?
— У меня нет таких амбиций. Пусть статус классика останется за такими мастерами, как, скажем, Достоевский…
— Но он ведь тоже в своё время был детективщиком и писал за деньги на заказ…
— Это так. Однако, думаю, что литературная элита с вами не согласится. Потому что они-то считают, что детектив — это же низко. А Достоевский — это высоко, и принижать его творчество до такого примитивного жанра, как детектив, неприлично. И будут нас с вами за всё это сильно ругать. Признать, что такой гений писал быстро-быстро, за деньги, под заказ — значит, поставить его на тот же уровень, что и Маринину, Донцову, Устинову… Поэтому мы вот все плохие, а Достоевский — он чудный. Каждому своё. У меня нет конкретной цели остаться в веках. Я пишу, пока есть желание и пока мне это нравится. А насколько моё творчество окажется востребованным через десятилетия — это уже, наверное, будут оценивать потомки.
— Помогала ли в вашей литературной деятельности ваша работа аналитиком?
— Когда я занималась аналитикой и статистикой, то конкретными делами уже не занималась. Но одна такая ситуация описана в моей книге «Стечение обстоятельств» достаточно подробно. Делая анализ преступности по одной из областей РСФСР, я вдруг обнаружила некоторые странности в «поведении» отдельных цифр. Долго ковырялась, сопоставляла их с другими выкладками и показателями, запрашивала одно, другое, третье… После чего было высказано предположение, что в облздраве завёлся врач или группа врачей, которые выдают липовые справки о состоянии здоровья подследственных. И дела прекращаются в связи с неизлечимыми заболеваниями. И действительно, оказалось потом, что это чистая правда. Так что на самом деле преступление можно раскрыть и таким способом.
— Для написания хорошего романа, наверное, и с преступниками приходилось встречаться?
— Конечно. Поскольку я изучала психологические аспекты поведения преступников, то мне нужно было понимать — как человек, подравшись, например, с другим осуждённым, объясняет своё поведение. То есть мне не столько было важно, что там произошло на самом деле. Сколько я хотела узнать и понять, что он сам говорит по этому поводу. Потому что в книге «Не мешайте палачу» я уже писала, чем, например, отличается правда от истины. Вот и приходилось изучать личные дела осуждённых и беседовать с ними.

Беседовал Виталий КАРЮКОВ

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика