Зильке Ламбек: "У вас растёт читающее поколение"

Немецкая журналистка, театровед и писательница Зильке Ламбек в России пока известна своими замечательными детскими книжками про Господина Розочку, очень умного, но чудактоватого человечка, которого обожают дети. Главное, что эта замечательная, проницательная и добрая писательница не собирается бросать жанр детской книги, хотя пишет и для взрослых. И мы надеемся, что издательство «КомпасГид», которое подружило нас с ней, вскоре порадует российского читателя и другими её книгами

— Надо ли любить детей, чтобы писать для них?
— Мне трудно ответить объективно на этот вопрос. Я сама начала писать детские книжки, когда у меня появились дети. Но я не могу сказать, что я люблю детей вообще, всех детей, также как я не могу сказать, что я люблю всех людей.
— Насколько детская литература специфичный жанр?
— Я думаю, что детская литература в каком-то смысле действительно особый жанр, потому что с детьми очень важно постоянно удерживать их внимание. Потерять внимание ребёнка очень легко: если он чуть-чуть заскучает — то всё.
— Какие книжки вы читали в детстве?
— Я читала Инид Кляйтон. Возможно, этот автор не так известен в России. Но это книжки для девочек.
Ну и, конечно, читала я про Пеппи Длинный Чулок и про Калле Блюмквиста. Вообще-то я читала очень много, сейчас даже трудно вспомнить всё… Читала много детских детективов, и поэтому у меня немного проглядывается тенденция писать в стиле детектива.
— Как вы угадываете, что история понравится ребёнку?
— Этого сделать невозможно. Например, вот второй том «Господина Розочки» мне ужасно нравится. И мне ужасно нравится, и детям тоже нравится. Но некоторым детям он показался жутковатым. Я-то думала, что его оценят как раз мальчики, но здесь случилась эта проблема с розовой обложкой. Агентство выбрало этот тёмно-розовый цвет, хотя представительница книжного магазина предупреждала, что это плохая идея. И вот… Мальчики не оценили. Это лишний раз подтверждает, что книжный рынок во многом зависит от внешней презентации. Я, по крайней мере, на этом примере окончательно в этом убедилась.

Джоан Роулинг привлекла к чтению столько детей, сколько не удавалось никому со времён Астрид Линдгрен

— Надо ли щадить ребёнка, в смысле оберегать его от несчастливого конца?
— У меня есть склонность к счастливым концам. Мне нравится, когда всё заканчивается хорошо. Однако же я считаю, что и имеют право  такие книжки для детей, где конец не очень «розовый». Более тяжёлые сюжеты тоже, в общем-то, приемлемы в детской литературе, потому что дети сталкиваются в жизни с разными ситуациями. Им знакомы такие чувства, как грусть, одиночество. И страх. Это тоже люди, только маленькие. И мне кажется, что ребёнок почерпнёт из книги ровно столько, сколько сможет переработать его сознание. Вот мои книжки всегда будут заканчиваться хорошо, но я ни в коем случае не хочу сказать, что все остальные авторы должны поступать так же, как и я.
— Есть что-то, что вам активно не нравится в детской литературе?
— А вот что мне не нравится, так это какие-то подростковые книжки, которые заканчиваются на какой-то шоковой ситуации. Мой сын в шестнадцать лет прочитал книгу, в которой герой в конце погибает совершенно страшной смертью. И мне показалось, что это как раз чересчур.
— Опишите вашего читателя.
— Книги, которые я пишу, рассчитаны на читателя от шести до двенадцати лет. Я представляю в качестве своих читателей как девочек, так и мальчиков, может, даже в первую очередь мальчиков, которые прячутся в укромный уголок с книжкой и читают часы напролёт.
— Кого бы вы выделили из современных детских авторов?
— Джоан Роулинг, разумеется, которая привлекла к чтению столько детей, сколько не удавалось никому со времён Астрид Линдгрен. И она заслуживает Нобелевской премии уже хотя бы только за это.  Из немецких современных авторов мне нравится Кирстен Войе, да ещё, пожалуй, Андреас Штайнхёфель, Сьюзан Коллинз…
— Над чем вы сейчас работаете?
— Над романом для взрослых. Но это не значит, что я никогда больше не буду писать для детей.
— Коммерция в писательстве. Приемлемо ли для вас писать «под заказ»?
— Я, конечно, надеюсь, что искусство и коммерческий успех друг друга не исключают. А что касается того, писала ли я на заказ, то такого опыта у меня скорее нет, потому что максимум, что я получала из указаний, так это то, например: «Ты напишешь к Рождеству». И я думаю, что достаточно примеров, когда искусство и коммерческий успех вполне могут сосуществовать. И чтобы таких примеров было больше, наверно, надо больше смелых издателей, которые идут на определённый риск и пробуют издавать неизвестных авторов.
— Как вам работается с российским издательством «КомпасГид»? Каковы ваши впечатления от наших книжных ярмарок?
— Я пока не очень много общалась с «КомпасГидом», но уже то, что о нём знаю, что увидела, контакты, которые завела — мне очень нравится. Я очень довольна. А ярмарка меня порадовала тем, что, несмотря на то, что было шумно и многолюдно, ребята с родителями почти все остались до конца, в том числе послушать и почитать мою книгу. И это очень-очень радует, потому что у вас растёт читающее поколение.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика