Герман Гецевич: Самое главное — это когда тебя уважают не сентиментальные барышни с букетами, а твои товарищи по поэтическому «цеху»

Германа Гецевича называют одним из лучших русских поэтов современности. И это совершенно справедливое мнение, с которым согласится каждый, кто почитает хотя бы несколько его стихотворений. Его стихи искренни и неоспоримы, недаром же их переводят на многие языки мира. Сегодня Герман Гецевич в гостях у нашего литературного портала

— Герман, когда вы начали писать? Помните свой первый стих?
— Первое стихотворение я написал в пятнадцать лет. Оно называлось «Подорожник».  Это были вполне законченные акмеистические стихи. В них уже просматривался код жизни и судьбы, эстетическая позиция, творческие принципы…
— Если можно, расскажите немного о себе, о своём детстве. Где вы выросли? Любили ли литературу, в частности поэзию, в вашей семье?
— Я родился в Москве, в семье служащих, в Сокольниках, где и прошло детство и вся моя жизнь. В нашем доме всегда были книги, которые не только читали, но и перечитывали. Поэзию в нашей семье любили все: и мама, и бабушка, и отчим… А объект любви был один — Есенин. Позже я узнал, что поэтов в России было много. И все талантливые. Теперь для меня нет ни одного русского поэта, которого бы я не знал.
Самым близким мне поэтом был и остаётся Сергей Есенин. Первые стихи, которые я запомнил, были его. Потом и всех остальных прочитал, но Есенин ещё мне дорог потому, что его любила моя мама.

Учителя ведь не те, кто учат нас, а те, у которых учимся мы

— Был ли у вас творческий наставник? Учились ли вы в Литинституте или окончили что-то ещё?
— Наставников не было. Я — автодидакт. Всё сам познал и освоил. Учителя ведь не те, кто учат нас, а те, у которых учимся мы. Книги — мои учителя. Жизнь — мой наставник. У неё я учусь до сих пор… Мои первые стихи прочитали и одобрили Марк Соболь и Григорий Корин. Потом уже появились в моей жизни и другие любимые поэты: Андрей Вознесенский, Генрих Сапгир, Игорь Холин, Евгений Рейн, Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Новелла Матвеева, Константин Ваншенкин, Семён Липкин, Инна Лиснянская, Юрий Ряшенцев… Мне повезло — к моим стихам все хорошо относились. Каждый из этих поэтов в той или иной мере принял участие в моей литературной судьбе. Я был всегда критичен и беспощаден к своим стихам. Чувство неудовлетворённости художника самим собой — естественное чувство.
— Ваш поэтический дебют — когда он состоялся?
— В советские времена меня не печатали. До сих пор не могу понять, почему. Политики в моих стихах не было, скорей — романтика. Может быть, фамилия им моя не нравилась? Или нос не в ту сторону загнут? Трудно сказать… Да и не хотел я пресмыкаться перед всей этой издательской шушерой. Не умел я писать на советском языке: о комсомольских стройках, БАМе и целине. Впервые мои стихи опубликовал Саша Глезер в альманахе «Стрелец» в 1992 году. Это и стало моим поэтическим дебютом. Мои стихи печатаются не только в нашей стране, но и других государствах: В Израиле, в Германии, в США. Их переводят на европейские языки.
— Сколько раз вы издавались «в бумаге»? Расскажите про свои детские книги, пожалуйста!
— Издавался много, но написал гораздо больше… Почти всё не опубликовано. Мне однажды сказал мой друг Генрих Сапгир: «А ты для детей не пробовал писать? Детишки ведь тоже кормят».  И я попробовал, показал ему. Он воскликнул: «Отлично! У тебя пойдёт». Так появились азбуки, стихи, сказки и песни для детей. Спасибо Генриху, он очень любил меня и мои стихи. И даже помнил наизусть некоторые из них.

К своему творчеству желательно относится с пристрастием и почтением

— Сложно ли нынче издаться? Что или кто для этого нужен? Имеет ли какой-то смысл слово «пробиться» для литератора в наши дни? А в дни вашей юности было ли оно актуальным, и хотели ли вы пробиться, стать знаменитым, как в своё время стали Рождественский и Евтушенко? Вообще, тщеславие — оно помогает в карьере поэта?
— Когда-то Корней Чуковский сказал: «В литературу трудно войти, ещё трудней удержаться и почти невозможно остаться в ней». Я никогда никуда не «пробивался». Всё как-то само собой складывалась по ходу жизни. В молодости, конечно, хотелось печататься, но не хотелось платить за этот успех тем, чем платили поэты в советские времена. Не хотелось делать такие взносы. Сейчас нет идеологических барьеров, но есть коммерческие препятствия. За деньги сейчас можно издать кого угодно. Хорошо, если деньги потрачены на талантливого человека, а не впустую. Тщеславие — не для меня. Для меня важней всего репутация… Заработать её трудно, замарать — легко. Самое главное — это когда тебя уважают не сентиментальные барышни с букетами, а твои товарищи по поэтическому «цеху». А это надо заслужить. На это уходят годы… И цена этому — жизнь. К своему творчеству желательно относится с пристрастием и почтением. Без чувства собственной значимости ничего серьёзного и значительного создать невозможно. Я очень пристрастен к себе. Ни одного неосознанного высказывания.
— Как вы считаете, интернет — это больше хорошо, чем плохо? Или наоборот? Авторское право и интернет — как вы относитесь к этому вопросу?
— Интернет — это электронный самиздат. Так или иначе — это публикация. Желательно только, чтобы соблюдались авторские права. Для того чтобы взять и скопировать чужую интеллектуальную собственность, нужно спросить разрешение. Публикация должна быть с обязательной ссылкой на автора. Интернет — это хорошо, когда он становится не орудием манипуляции, а вспомогательным средством для работы, когда он экономит наше время, а не крадёт его.

В России литература никогда не переживала упадка

— Если можно, а какие прозаики вам интересны? Есть ли кто-то, кто повлиял на ваш внутренний, не доступный никому язык?
— В отношении прозы я очень всеяден. Из зарубежных ценю почти всех от Кнута Гамсуна до Чарльза Буковски. Из русских — Гоголя, Платонова, Набокова, Булгакова. Из современных — Сорокина, Балла, Мамлеева. Очень люблю прозу поэтов. Она у них витиеватая, метафорическая…
— Какой из циклов своих произведений вы считаете самым сильным или самым близким? Расскажите про него?
— «Нумерологические сонеты». Из них собирался сделать книгу Саша Юликов, прекрасный художник. Это будет раритетная книга художника с изумительной графикой.
— Считаете ли вы, что поэту все его стихи «снисходят» откуда-то «сверху»? Или они просто рождаются спонтанно, иногда под влиянием обстоятельств? Вообще, настоящий стих должен ли быть выстрадан?
— Как говорил Пикассо: «Когда приходит вдохновение — я уже работаю»… Это системная работа, требующая особой сосредоточенности. Пока не сформируется образ или отчётливая поэтическая идея — я не берусь за перо. Но работаю я всегда, даже если не пишу.
— Можно ли прожить на доход от литературной деятельности? Приносит ли она вам какую-то ощутимую материальную пользу? Согласны ли вы, что творческий человек творит лучше, если он голоден? И, если не секрет, то чем вы зарабатываете на жизнь?
— Смотря какая литературная деятельность. Если либретто и зонги для мюзиклов писать, то можно. А если стихи для удовольствия — нет. Я человек, живущий духовной жизнью. О материальной пользе творчества никогда не думаю. Как уж получится… А зарабатываю на жизнь интеллектуальным трудом. Я — на творческой работе.   

Талантливых писателей много, талантливых Личностей — единицы

— Как вы считаете, что сегодня переживает русская литература — упадок или подъём? Чего, по-вашему, ей очень не хватает? Рекомендовали бы вы кого-то из современных авторов к обязательному прочтению или в школьную программу?
— В России литература никогда не переживала упадка. Всегда писали, пишут и будут писать. Россия — кладезь литературных талантов. Талантливых писателей много, талантливых Личностей — единицы. Галич, Губанов, Ковенацкий, Ян Сатуновский были яркими Личностями и прекрасными самобытными Поэтами. Вот их и нужно включить в школьную программу.
— Герман, а если бы случилось чудо, и вы вернулись в свои, например…, тринадцать лет, чего бы вы тогда пожелали?
— Я бы пожелал взять за руку маму и пойти с ней в кино…
— Как вы отдыхаете, расслабляетесь? Где проводите лето? Если бы вам выпал шанс прямо сейчас полететь в любой уголок планеты, то куда бы отправились, не задумываясь?

Писать стихи необходимо, если есть талант. Если не дано — научить этому нельзя

— Когда сплю — я расслабляюсь, а когда бодрствую — читаю, пишу, работаю… Мне, урбанисту, необходимы впечатления. Я люблю город, а не пригород. Нью-Йорк меня устроил бы вполне…
— А что бы вы хотели пожелать своим молодым, начинающим товарищам по перу, которым «повезло» родиться в эту прагматичную эпоху? Надо ли продолжать писать стихи? И как жить, если не можешь не писать?
— Поменьше тусоваться, побольше читать. Писать стихи необходимо, если есть талант. Если не дано — научить этому нельзя.  Можешь не писать — не пиши. Тогда не будут мучить вопросы «где напечатать?» и «почему не печатают?» Нет текста — нет проблем.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика