Лада Самсонова: «Моими любимыми героями были Плюшкин и Обломов»

Лада Самсонова – журналист, редактор, поэтесса и бард. Она исполняет свои песни под гитару – на радость довольно узкой, но очень разборчивой и элитной публики. Лада не стремится к громкой славе, а просто творит – из любви к искусству, людям и, собственно, жизни. Во всём, что бы она ни делала, Лада остаётся верной своему незыблемому принципу: настоящее творчество не терпит ширпотреба…

— Что Вы читали в юности?
— Юность была разной. В ШКОЛЬНОЙ юности (вы удивитесь?) я не читала НИЧЕГО, потому что в школе у меня отбили охоту к чтению. Исключение составляют: «Мёртвые души» и «Евгений Онегин», но только благодаря тому, что когда это «проходили», я болела, и никто мне не навязывал «образа» Татьяны и Чичикова.
— На чём Вы «выросли»?
— Я выросла на «бабушке» с «дедушкой», как Пушкин «на няне». Последний, как известно, из её сказок сделал произведения мировой литературы. Я в мировой литературе пока себя не вижу, но тоже кое-что сотворила на основе Маршака, Заходера, Барто, Благининой…  А также на основе, которую вложили в меня и художники: Чижиков, Филиппова, Билибин, Фаворский,  Пахомов, Чарушин…
— Кто были Вашими любимыми героями?
— Плюшкин и Обломов! Они мне НАСТОЛЬКО напоминают МЕНЯ, что мне даже добавить к этому нечего!  Правда, десятилетия два назад, я напоминала себе Ларису Агудалову. Но то – молодость, не мудрость, хотя и великая душевная чистота. Однако сейчас не устаю повторять слова Татьяны: «Я, кажется, была моложе, я лучше, кажется, была».
— Насколько была в почёте литература в Вашей семье?
— В огромном почёте! Наши книги существовали, в основном, не для того, чтобы вытирать с них пыль.  Бабушка зачитывалась художественной литературой, а дедушка – технической, краеведческой…  Именно он и выписывал все эти тома: «БСЭ» и другие энциклопедии, Тургенев, Лермонтов, Гоголь, Чехов, путеводители, книги по фотоделу (он очень любил фотографировать), книги на тему строительства и архитектуры (сам строил дома, в частности, тот, в котором я выросла)… Я уже не говорю о журналах «Советское фото», «Юный художник»…
— Самые близкие поэты — кто они?
— Есть, конечно, близкие. Их «набор» довольно стандартен. Цветаева, Ахматова, Пастернак… Но я бы ответила на этот вопрос несколько иначе. Не могу любить ВСЮ Цветаеву, ВСЕГО Пастернака. Просто, у каждого есть любимое и мне необходимое.  Смотрю ночью в окно и думаю : «В каждом доме, друг, есть окно такое», или «О жизнь без завтрашнего дня!» (Извините, если передаю печатные фразы неверно — я их не цитирую, а вспоминаю).
— С кем из русских поэтесс, по-Вашему, перекликается Ваше творчество?
— Из всем известных — с Цветаевой. Она, даже в тех жутких условиях, нашла силы быть и оставаться собой. Поэтому её и ценят, потому и любят. Чтобы быть творцом — надо ИМЕННО быть СОБОЙ, найти смелость ничего не бояться, вытаскивать из  СЕБЯ САМУ! Кто об этом не ведает — становится графоманом.
— Можно ли в полной мере познать поэзию в переводе?
— В полной мере, думаю, нет. Иной язык — иные люди. Тогда нужно и другой менталитет познавать. А это вряд ли возможно, как невозможно одновременно находиться в двух религиях. Нельзя быть христианином и буддистом — это разные установки, хотя и суть одна: любить ближнего, любить Бога. Но путь  к людям и к Богу — иной. Хотя, конечно, все мы выросли на просто ПОТРЯСАЮЩИХ переводах Маршака! Он донёс нам суть, но, наверняка, не чужую, а нашу, родную! В этом великая заслуга его и его талантливых коллег.
— Пушкин, Лермонтов, Фет… Их поэзия на все времена   или преходящая?
— По-моему, Пушкин, — поэт мирового уровня. Ему дано было, действительно, сделать то, что под силу только Шекспиру, Лорке, Рембрандту, Леонардо да Винчи, Толстому, Рафаэлю…  Эти люди родились пророками, они умели заглядывать не только в следующий век, но и во все века вместе взятые. А многие другие? Да Бог их знает! Есть вечные стихи, есть актуальные, есть красивые…  Кого-то просто-напросто «раскрутили» ради школьников нашего поколения. Скажу одно: стихи Фета добротные, грамотные, талантливые. Если Вы сможете доказать иное — бросьте в меня камнем.
— Согласны ли Вы, что время классики в поэзии безвозвратно прошло, что авангард её вытеснил — и теперь поэтам «диктует условия» современность?
— Условия диктуют деньги. Приведу Вам простой пример. Я уже 25 лет — в авторской песне. Естественно, знаю многих бардов. Вот смотрите: Городницкого, Никитина, Визбора, Высоцкого…  знают все. Ну, ещё бы! Их так много показывали по телевизору! Эти люди, безусловно, выдающиеся, наша классика. Однако если я сейчас назову имена ВЕЛИКИХ бардов (они тоже — поэты), которым сейчас также лет по 70-80, хотя и не все ныне живут на Земле, Вы очень удивитесь, услышав о них впервые. А поэзия там — на высочайшем уровне! Это ныне здравствующие Юрий Лорес, Александр Мирзаян;  ушедшие Вера Матвеева, Леонид Симаков… И поэт более  младшего поколения Виталий Калашников… А Геннадия Жукова я вообще считаю ПУШКИНЫМ нашей эпохи! Последних двоих тоже, к сожалению, недавно не стало. КТО о них знает? ЗА ЧТО им такая судьба?
— Применимо ли понятие «актуальность» к поэзии?
— НЕТ, если речь идёт о политике, которая развивается «по спирали», о физиологических процессах — напрямую… ДА, если речь о вечных ценностях. Можно писать и о политике, и об истории, о туалете. Но ТАК, чтобы это производило впечатление  ВЕЧНОГО!
— Как Вы относитесь к ненормативной лексике в стихах? Кому бы из коллег Вы могли простить её употребление?
— Этот ответ, как и этот вопрос, исходит из предыдущего. ВСЁ должно быть оправдано! Существуют ситуации, когда нельзя обойтись без этой самой лексики. Но, в основном, можно и нужно ИСКАТЬ иные слова. На то и писатель, чтобы эти слова искать и находить. Он не имеет права опускаться до надписей на заборах, которых, впрочем, стало гораздо меньше после изобретения социальных сетей.
— Каким Вы видите будущее русской литературы?
— Надеюсь на то, что люди уже очень скоро всерьёз соскучатся по хорошему русскому языку, и откроют для себя хотя бы замечательные произведения  XIX и XX столетий.
— Как литератор и редактор, что Вы думаете по поводу чистоты русского языка, даже элементарной грамотности?
— Про всех учителей не скажу, а только про подавляющее большинство. Вы видели, КТО преподаёт в школах? По-моему, это случайные люди. Возможно, из них получились бы неплохие продавцы или бухгалтеры, но… А ещё, помимо прочего, в нашей стране появился целый штат людей, издающих законы на тему «как нужно писать и говорить». Вместо того, чтобы поднимать «говорящих и пишущих» на высокий уровень, они опускаются до низкого, играют в поддавки с нашим народом. Так, например, теперь нужно говорить не «в Иваново», а «в Иванове»… Это режет слух тем, кто хорошо чувствует родной язык!
— Молодёжь читает только тексты в Интернете, в школах появляются полуграмотные учителя. Можно ли с этим что-то сделать?
— Увы, думаю, нельзя. Это цепная реакция. Кто будет обучать тех же преподавателей? Но не все молодые люди таковы — кого-то всё-таки воспитали образованными людьми. Им или с учителями повезло, или с семьями.
— Расскажите о своём издательстве «Эклиптика». Какую литературу Вы издаёте?
— Я даже не постесняюсь сказать так: наше издательство уникально! Все обложки, оформление и даже многие шрифты в изданиях выполнены вручную! Делаю это  сама — ведь по образованию я художник. В общем, если бы не тираж, наши журналы и книги можно назвать штучными. Они таким образом оживают, от их страниц  исходит тепло человеческих рук!
У нас есть журнал «Берегиня — журнал для вас». Он ИМЕННО «для вас», то есть полностью принадлежит читателю, поскольку абсолютно лишён рекламы (так было задумано). Мы не так богаты, зато часто слышим замечательное слово «спасибо». Ради этого стоит жить! Ведь всех денег не заработаешь… Содержание журнала рассчитано на людей любознательных, на тех, кто, как раз, соскучился по старым добрым изданиям. А ещё его часто выписывают и покупают библиотечные работники, учителя школ, институтов. Одни используют наши интересные статьи для мероприятий, другие — для дополнительных уроков и лекций.
Пользуется большой популярностью и наш альманах «Моя талантливая Русь», на страницах которого мы публикуем стихи, картины, народное творчество людей из разных уголков России — география огромна! Каждый выпуск альманаха попадает на хранение в 16 крупнейших библиотек нашей страны.
— Как происходит отбор произведений для печати?
— Интуитивно. И, конечно, субъективно. Я, например, всё делаю по принципу подарка: говорят, если хочешь, чтобы твой подарок понравился, вручи человеку то, о чём мечтаешь сам. А вообще мы очень часто печатаем произведения самых простых людей. Люди нередко присылают в редакцию талантливые стихи, рассказы, статьи, воспоминания… Я считаю, что жизнь любого человека достойна описания!
— С кем из известных писателей сотрудничает Ваше издательство?
— В данный момент мы, в основном, имеем дело с известными журналистами. Так сложилось. Просто, многие писатели и поэты, с которыми мы вплотную сотрудничали, ушли из жизни. Среди них был Олег Шестинский, Михаил Теняков, Николай Дмитриев, Владимир Фирсов, Лидия Иванова… Всех не вспомню сразу — через мои руки прошли тысячи имён! Я ведь и до «Эклиптики» работала в том же направлении. Кстати, в 2014-м году исполняется 30 лет моей профессиональной деятельности.  
— Много ли сейчас встречается молодых перспективных авторов? Были ли у Вас открытия в этом плане?
— Открытий было много! Только эти люди, как правило, не так уж молоды. Обычно для того, чтобы  создать произведение, наполненное глубоким смыслом, необходимо самому обрести мудрость. Иначе чему писатель будет учить читателя, что он будет ему советовать, подсказывать, как заставит размышлять, как поможет найти истину? Например, есть у меня постоянный автор Станислав Мишнёв из Вологодской области. Ну, это «Астафьев»! Или Любовь Шубная из Ставрополья, Ольга Волошина из Московской области…  Если Вы будете читать их произведения — ярчайшие! — Вам захочется читать их ещё и ещё…
— Какая идея сегодня могла бы стать для России национальной?
— А такая, чтобы все люди оценивали друг друга не по национальности и не по количеству денег.
— Обеспечивает ли Вам литература достойную жизнь?
— В плане счастья, душевного равновесия, уверенности в себе как в личности — да. В материальном — нет. Но для большей ясности скажу так: у меня есть всё необходимое и даже больше. Просто, я всю жизнь тружусь, не покладая рук. Вернее, работаю я, в основном, головой. Однако желание обеспечить себе и своим детям достойную жизнь почему-то не помешало мне оставаться творческим человеком (чаще с людьми происходит обратное).
— Должен ли поэт иметь гражданскую позицию?
— Абсолютно — да! Если я правильно поняла Ваш вопрос, то это, прежде всего, любовь к Родине. То есть: уважение к предкам и ко всему, что они создали хорошего, нужного; вера в возрождение духовности; надежда на то, что люди снова заговорят на прекрасном русском языке, отвечая за каждое произнесённое слово; любовь к человечеству.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика