«ZEBC» раздвигает требования цензуры

Русский Джек Керуак (американский писатель, символ поколения битников, протестующей молодёжи), журналист, выпускник Башкирского госуниверситета Игорь Савельев в своём новом романе «ZEBC» ставит перед читателями серьёзный вопрос выбора жизненного пути молодого поколения: предать свои идеалы, отказаться от мечты или, плюнув на всё, «перестроиться», принять современные мерки «успеха» и просто зарабатывать «бабло»? Книга продаётся под маркировкой «18+»

Кирилл, главный герой романа, талантливый инженер авиации, считает себя продолжателем традиций легендарных Туполева и Королёва, его даже называют «молодым гением», неким современным Зевсом. «Он мнит себя сверхчеловеком, — объясняет название романа автор. — И эта тема очень важна, тема развенчания сверехчеловека, поэтому мне показалось, что название отсылает нас к античному божеству, такому хозяину Олимпа — оно здесь очень подходит». Вместе с тем, «Зевса» постоянно гложут мысли о будущем: остаться в родном КБ, значит, стать неудачником в современном понимании, обречь свою семью на нищенское существование с неясными перспективами «светлого будущего». Что выберет бог неба, «повелитель молний»?
«Моя книга рассказывает о каких-то крушениях иллюзий, о человеке-идеалисте, который ожидает от жизни чего-то большего, чем она ему даёт, — объясняет Савельев. — Потому что Кирилл сталкивается с тем, что рушатся его ожидания, профессию, которую он избрал, равно как и судьбы высоких технологий в России, не соответствует его с каким-то личными ожиданиями. Конечно, он сталкивается с рядом проблем, но не могу сказать, что он терпит поражение однозначно, наоборот, приобретает какой-то опыт. И я не могу сказать, что там конец какой-то особо печальный и грустный, но противоречивый, поэтому я советую роман прочитать».
По словам прозаика, «Зевс» перекликается с протестным движением «разбитого поколения» середины прошлого века: «Мне интересны какие-то пересечения времени 60-х с сегодняшним днём, собственно, это отчасти касается книги «Зевс», потому что она спорит с литературой 60-х годов, с традицией от «Звёздного билета» Аксёнова до «В круге первом» Солженицына. Мне интересны такие параллели».
А вот в целлофановой упаковке романа нет ничего удивительного, убеждён Игорь Савельев. Все книги автора имеют такую маркировку. «Никакой особой брани здесь, конечно, нет. Но, с другой стороны, я не вижу смысла как-то сильно ограничивать себя в выборе лексики своих героев, в выборе тех сюжетных линий, которые с ними связаны, — говорит обладатель Госпремии республики Башкортостан. — С этой точки зрения я даже доволен, что на них стоит «18+», и они запечатаны в целлофан. Потому что мне это даёт как автору бОльшую свободу. Потому что книги, которые сегодня не запечатаны в плёнку и не имеют маркировку, подвержены каким-то довольно жёстким требованиям, и мне не всегда хочется соответствовать требованиям цензуры, наоборот, хочется их раздвигать».

Сергей МИЗЕРКИН

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика