Сергей Шаргунов: «Что значит «молодой писатель»? Ты либо писатель, либо нет»

Считается, что современная литература – это рецепт, который выписывается пациентами. Ведёт ли такое «лечение» общества к выздоровлению? Найти ответ мы постарались, побеседовав с Сергеем Шаргуновым. Писатель рассказал о подлинности искусства, своём семейно-историческом романе «1993» и акцентах современной литературы.

— Вас часто называют молодым писателем. Это задевает или льстит?
— Не будем преувеличивать мою молодость, — мне 33 и Лермонтов в мои годы давно лежал в могиле. В связи с выходом романа «1993» я всё чаще слышу в свой адрес это неприятное словосочетание «молодой писатель». Что значит «молодой»? Ты либо писатель, либо нет. На каждой презентации книги кто-нибудь обязательно напомнит, что во время описываемых событий мне было 13 лет. А сколько лет было Льву Толстому во время войны с Наполеоном? Естественно, дело не в том, современник ты или нет определённых событий. Вопрос — можешь ли ты об этом написать. Я подробно и планомерно изучал всё, связанное с трагедией 20-летней давности: «нырял» в архивы, поднимал видеозаписи, общался с огромным количеством свидетелей и очевидцев. В художественную ткань книги вошли многие реальные судьбы, да и 13 лет — не такой уж и маленький возраст. Кроме того, существует понятие «литературная зоркость». Многие не верили, что Шолохов написал «Тихий Дон». Он был, по сути, мальчишкой, а создал грандиозное произведение мировой классики ХХ века.
— А что превалирует в романе «1993»: художественный вымысел, образы или документальные материалы?
— Для меня было важно рассказать об обычных людях, потому что в какой-то момент такие герои будто пропали из литературы. В центре романа — он и она. Он бывший электронщик, занимался ракетами, превратился в электрика, вместе с женой работает на аварийке, где она диспетчер на телефоне. История семьи, которая превращается в историю страны, показана на фоне трагического переломного времени 1993 года. Герой оказывается закручен вихрем событий, и происходившее можно увидеть его глазами. Все ключевые эпизоды того противостояния в книге, безусловно, присутствуют, — они описаны художественно, но с документальной подкладкой. Я хотел покадрово восстановить последовательность событий, поэтому, смею надеяться, что для кого-то роман может стать ещё и неизвестной правдой об октябре 1993 года.
— Кто Ваш первый и главный критик?
— Некоторые статьи и зарисовки я даю почитать папе, какую-то прозу — маме, тем более, что они литературно одарённые люди с хорошим вкусом. Я прислушиваюсь к мнению родителей и ещё нескольких друзей и подруг, с которыми можно посоветоваться. Но, прежде всего, доверяю себе. Последний роман я писал полтора года, — он большой, 570 страниц. Полгода отдал редактированию, — я бесконечно придирчив и к себе, и к тому, что делаю. Я писал об обычных людях, о рабочих. Для этого отправился в аварийную службу, спускался под землю, говорил со специалистами. Помню, беседовал с девочкой, которая пошла с мамой на митинг к Дому Советов и потерялась в толпе, пробыв потом всё время внутри здания. Она рассказала интереснейшие истории про взятые трофеи, про чипсы, банки с колой и ещё множество чётких деталей, которые невозможно придумать. Их я, конечно, инкрустировал в роман.
— А на Вашем творчестве как-то отразился тот факт, что Вы росли в семье священнослужителя?
— У меня есть ранние мемуары «Книга без фотографий». В 30 лет я решил подвести определённую черту под биографическими сюжетами. В главе «Как я был алтарником» рассказывается о церкви на переломе эпох и о том, как я ходил со свечой, прислуживал в алтаре и с детства впитывал церковнославянский язык. У нас были домотканые переплёты жития монахини Таисии, откуда я переписывал буквы, а затем обводил каждое слово в рамочку.
Потом, уже в 19 лет, я написал свою первую подборку рассказов. Там, куда я их приносил, говорили, что это мило, хорошо, но ничего более. Вдруг повезло, — пришёл в журнал «Новый мир», зная, что это главный «толстяк» среди толстых журналов. Позже отправил своё произведение на литературную премию… Главное, что я уяснил — нужно не сдаваться, а уметь смотреть на свои творения критическим взглядом и штурмовать издательства.
— Сегодня площадкой для молодого автора может стать и Интернет. Такая возможность позиционировать себя идёт во благо?
— Многие думают, что могут быть крутыми писателями в рамках своего блога, но это не правильно. Признание важно. Нужно, чтобы тебя прочитали. Если вы хотите быть писателем, для начала почитайте современную литературу. Не отплёвывайтесь, а поймите, что есть немало отличных серьёзных произведений. Каждый год появляются 2 – 3 очень хороших романа. Возможно, общество сейчас не такое герметичное, как когда-то с баснословными тиражами толстых журналов, и не все успевают отслеживать новинки, но, поверьте, среди них много ярких и интересных книг.
— Бытует мнение, что все главные литературные произведения уже написаны, а остальное – лишь интерпретации. Вы можете с этим согласиться?
— А зачем же нам Рубенс и Рембрандт, если всё было нарисовано на сводах пещер? Это возвращает к вопросу основ бытия и подлинности искусства, но оно дышит где хочет и может присутствовать в смехе простого паренька из Бирюлёво, в удаляющейся сутулой походке бомжа от одного вокзала к другому, — искусство везде и настоящая литература всегда это демонстрировала. Сегодня уже сделан шаг в сторону реабилитации романа. Я понимаю идеи, связанные с постинтеллектуализмом, свежестью. Но замечаю, что многие переходят к более серьёзным произведениям, и читая книгу «Ёлтышевы» Романа Сенчина или ещё не вышедший новый роман «Обитель» Захара Прилепина, я вижу, что такие произведения, да и просто хорошая русская литература сегодня есть!

 Беседовала Дарья ФИЛИППОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика