Арий ван дер Энт: «Несчастливая концовка — это очень характерное явление в русской литературе»

Сегодня в гостях у нашего литературного портала Арий ван дер Энт — голландский писатель и переводчик. Благодаря ему Нидерланды прочитали многих русских классиков, в том числе Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева. В общей сложности к своим 58 годам Арий ван дер Энт перевёл на голландский более шестидесяти русских книг. Кроме того, он и сам пишет по-русски. Это любовная лирика, которую он посвящает лишь одной своей читательнице.

— Арий, если можно, расскажите хоть немного о себе. Вы вышли из творческой среды? Любовь к литературе — это у вас семейное?
— Родился я в маленьком городке Кримпен-ан-ден-Эйссел, в рабочей семье. Отец работал слесарем на верфи, мать была домохозяйкой. Так что я, можно сказать, выходец из совсем не творческой среды. Отец мне, старшему — у меня есть ещё сестра и брат — всегда говорил: «Никогда не становись рабочим. Будь инженером!»
А мой дед… Он умер, когда мне было 12 лет. У него было 13 детей (а у меня теперь 26 племянников и племянниц). Так вот, мой дедушка был большой, угрюмый такой, на старости лет, оригинал. Работал архитектором, строителем, политиком. Его тоже звали Арий ван дер Энт, как и моего отца, как и меня. Наша семья была не только рабочая, но и очень религиозная, самых строгих протестантских устоев, что-то вроде ваших староверов, наверное: традиции и всё такое. Воскресенье — сплошной скучный день, так как ничего делать нельзя, как у евреев. Так и жили.
В общем, в моей любви к литературе нет ничего семейного (улыбка). Хотя у нас на ужин каждый день читалась глава из Библии. И я с детства полюбил этот старый семнадцативековой голландский язык…
— Значит, вот так вы пришли к книгам? И почему же решили специализироваться на русской литературе? Может, у вас есть русские корни?
— Настоящая любовь к чтению, к книгам, к литературе развилась у меня в средней школе. Я очень любил нашего учителя голландского языка. Кстати, через три недели издаю его дебютный роман в моём маленьком издательстве Douane…
Потом поступил в Роттердамский университет Эразма, на факультет западной социологии. На четвёртом курсе мне это надоело: понял, что не хочу жить научным аппаратчиком. Я влюбился в Чехова! И — поступил в Лейденский университет, стал студентом знаменитого слависта, писателя-культуртрегера Карела ван хет Рёве. Сейчас вот хлопочу об издании его книг на русском, для начала «Сибирского дневника», «Веры товарищей».
Русские корни? Отец во время войны работал в Германии, не по своей воле. Он там встречал и русских женщин. У меня даже есть рассказ о том времени. Мужчина принёс домой своего сына, рождённого от русской матери, потом женился на другой. Судьба распорядилась, что с настоящей матерью своего ребёнка он быть не мог. Написал его я от первого лица… Отец ещё говорил, что мы не можем даже правильно произнести слово «Днепропетровск». А я как-то в детстве получил в подарок на день рожденья русский бинокль. Вот и все мои «русские корни» (улыбка).
— А на каких книгах вы выросли?
— На всяких религиозных детских книгах, да на голландской литературе, пока не влюбился в Чехова. Я даже держал литературное кафе «Tsjechov & Co», с 2011 по 2013 год.  
— Как по-вашему, есть что-то особенное, характерное именно для русских писателей?
— Bad ending. Несчастливая концовка — это очень характерное явление в русской литературе. А ещё, что очень важно, это отличное сочетание рассказа и философии — конечно, не всегда, но у лучших писателей — определённо. Они умеют «редуцировать» мир, жизнь до захватывающего рассказа. Вот это я в них и люблю, хотя есть ещё и стиль. Стиль мне даже важнее самого рассказа: главное не о чём, а как.
— Кстати, возможно, вы хотели бы отметить кого-то и из наших современных литераторов?
— Хотел бы, конечно! У меня работа через агентов и крупные издательства — и есть свои «находки», друзья. Самый важный для меня сейчас — большой мой друг Дмитрий Данилов. Две книжки его перевёл и издал («Чёрный и зелёный», «Горизонтальное положение»), третья готова к переводу — «Описание города». Есть ещё Анатолий Гаврилов, Олег Зоберн, Роман Сенчин — сейчас готовлюсь переводить и издавать его «Елтышевых».
— Вы переводите только прозу?
— Не только. Ещё и много поэзии. Но пока не всё напечаталось. Написал вот книгу «De buurman van God» («Сосед Бога») — о Пушкине. Там очень много переводов его стихов. Дальше — Гоголя «Всеми рифмами и ритмами». В нескольких журналах выходили «мои» Лермонтов, Ходасевич, Тютчев, Блок, Кенжеева. Скоро появятся «Демон» Лермонтова, «Слово о полку Игореве», «Параша» Тургенева. И ещё кое-что.
— Кто из русских авторов наиболее близок вашему сердцу?
— Леонид Добычин… Покорил меня с первого предложения романа «Город Эн». Буду даже писать по нему диссертацию — в Даугавпилсе (Двинск у Добычина) и в Роттердаме…
Тургенев! Мне очень обидно, что его больше не любят в России.
— А много пишете сами? Что-то своё.
— Да, и сам пишу. Особенно после вступления в Фейсбук. Каждый день пишу. Вчера вот восемь стихотворений, сегодня пока только два.
— Если русский читатель захочет познакомиться с вашими работами, у него будет такая возможность? Выходили ли ваши книги на русском? Кто их переводил?
— Переводчица Евгения Вармуш сделала подстрочник моего цикла из двенадцати сонетов «Aan de Dvina» — «Над  Двиной». И ещё у меня есть книга «32 причины, чтобы ненавидеть русского и желать его дочь». И то, и другое сейчас переводит Бахыт Кенжеев.
Настоящих книг у меня пока нет, разве что, как уже сказал, «Сосед Бога». Но, наверно, будут. Сейчас работаю над циклом стихов «Больше никогда не спать нам вместе». Хочу посвятить его своей подруге, с которой был с 1992 о 2005 годы. И ещё пишу большой роман.
— Какие языки ещё знаете?
— Английский. Свободно на нём говорю и читаю. Знаю также немецкий и французский, но немного похуже, хотя читаю на них по книжке в год.
— А на русском сами писать не пробовали?
— И пишу прямо на русском! Только пока с ошибками и неуклюжестями, и только любовную лирику — для одной особой читательницы (улыбка).
— Что вы в данный момент читаете?
— Софью Прокофьеву. «Дорога памяти: Воспоминания». Конечно, на языке оригинала.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика