Ольга Балла: «Вы уже видели, какие захватывающие у нас темы для разговоров и размышлений. Да как же такое можно бросить?!»

Ольга Балла — журналист, заведующая отделом философии и культурологии журнала «Знание — сила» и по сути своей просто ненасытный читатель, библиофаг — так она сама себя называет

Обо всём этом мы уже говорили с ней в её предыдущем интервью нашему порталу. А сегодня мы беседуем с Ольгой ещё об одном направлении её культурно-просветительской деятельности: о публичном лектории, который она успешно ведёт уже несколько лет…

— Когда возник лекторий журнала «Знание-Сила»?
— Я, собственно, могу рассказать лишь о гуманитарной ветви нашего лектория, которой и занимаюсь. Есть ещё естественнонаучная ветвь, она возникла чуть раньше, стараниями нашей сотрудницы Надежды Алексеевой и Музея космонавтики (на его территории и проходят лекции, посвящённые, преимущественно, астрономии). Это совсем отдельная история. Наши ветви дружественны, но не переплетаются, а тянутся ввысь параллельно. Наша же первая лекция — историка Евгения Пчелова о русском евгеническом движении — состоялась в июне 2012 года, так что пошёл уже третий год работы. В отличие от лекций в Музее космонавтики, где берётся плата за вход в пользу музея, наши — принципиально бесплатны и надеются такими и остаться.
— Чья это была идея, как её реализовывали?
— Идея принадлежала нашему автору Юрию Угольникову и была реализована немедленно по возникновении. Юра сказал мне в частном разговоре: «А давайте устроим лекторий при журнале?» Я говорю: «А давайте!» Первого лектора — Пчелова — мы сразу же нашли в РГГУ, где работает Юра. Далее мы находили и продолжаем находить их среди его и моих знакомых — соответственно, ими часто оказываются, с одной стороны, сотрудники РГГУ — учёные и преподаватели (часто в одном лице), с другой — авторы нашего журнала. Прежде всего это, конечно, учёные-гуманитарии, но кроме того — ещё и носители разных форм гуманитарного знания. Так, например, Пётр Термен — потомок изобретателя терменвокса Льва Термена у нас выступал с лекцией об истории этого инструмента и с демонстрацией его музыкальных возможностей. Он, строго говоря, не исследователь, он музыкант, зато подробно знает культурную историю терменвокса, о которой нам и рассказывал.
Но преобладают действительно исследователи. В некотором смысле можно сказать, что наш лекторий — это своего рода устный вариант гуманитарной части нашего журнала (тем более, что каждая из этих лекций может быть превращена в статью — или уже была ею).
Например, психолог Максим Осипов рассказывал у нас недавно о теории личности у Льва Выготского и о корнях этих представлений в истории европейской культуры. Историк Игорь Курукин — о персидском походе Петра I (собственно, это была презентация его книги, главы из которой печатались в журнале). Историк Тарас Бабанин — преподаватель кафедры краеведения Историко-архивного института РГГУ, глава поискового отряда «Единорог»  — говорил о работе поисковых отрядов (ищут они останки незахороненных, считающихся пропавшими без вести солдат времён Второй мировой), которая вовсе не сводится, как принято думать, к раскопкам, походам и прочей полевой романтике. Философ София Данько рассказывала об этике Людвига Витгенштейна. Писатель и музыкант Анатолий Рясов проговаривал для нашей аудитории основные положения разрабатываемой им философии звука. Поэт, писатель, литературный критик и математик Владимир Губайловский знакомил слушателей с платонизмом в математике. А инициатор и соорганизатор лектория Юрий Угольников рассказывал о «двойниках Булгакова» — то есть, о предыстории и загадочных двойниках некоторых произведений Михаила Афанасьевича (в том числе романа «Мастер и Маргарита» и повести «Собачье сердце»), о том, что общего у Булгакова и режиссёра Сергея Эйзенштейна, у Булгакова и автора «Шерлока Холмса» Артура Конан Дойля; кто во времена гражданской войны опасался нападения боевых обезьян и почему человек, исчезнувший из «Юродома» в пасхальную ночь, был записан под именем «Иисус».
Кроме того, в рамках лектория мы устраиваем и презентации книг по гуманитарным наукам с их обсуждением. (То есть: автор рассказывает о книге, о проблемах, которыми он в ней занимался, вообще обо всём, что его в связи с нею как исследователя занимает, а потом слушатели задают ему вопросы — как, впрочем, всегда после лекции.) Дискуссии — не только предполагаются, но и приветствуются, и иногда бывают весьма жаркими. Таким образом, например, мы представляли и обсуждали книги философов: Владимира Варавы — о том, зачем нужна человеку философия и что она вообще такое, Анны Ямпольской — об Эмманюэле Левинасе, Дианы Гаспарян — о Мерабе Мамардашвили и его философии сознания, историка Александра Шубина — о русской революции 1917 года, литературоведа и писателя Анны Голубковой — о Василии Розанове как литературном критике (и о том, чем для него была критика: философией или искусством?), культуролога Александра Люсого — о «московском тексте» русской литературы и, заодно, об иных её «городских» и вообще «локальных» текстах — например, петербургском, пермском, сибирском…
Из заведённого тематического порядка однажды случилось одно исключение. Давний автор «Знание — Силы» и герой нескольких наших интервью, Александр Милитарёв — известный российский филолог и лингвист, специалист в области семитского, берберо-канарского и афразийского языкознания, иудаики и библеистики; один из ведущих исследователей в области сравнительно-исторического языкознания,  который, кроме того — поэт и переводчик с английского и испанского языков, провёл в рамках лектория свой поэтический вечер. При этом он рассказывал ещё и о своих лингвистических исследованиях (а занимается он реконструкцией афразийского праязыка) и об особенностях, трудностях и радостях работы переводчика-поэта. (Это ли не гуманитарное знание? — А что же ещё!)
Было и ещё исключение — в другом роде: наша гуманитарная ветвь вдруг взяла да выпустила сочный естественнонаучный — ботанический — побег. Поэт, писатель и культуролог Игорь Сид читал у нас лекцию «Зелёная кунсткамера Мадагаскара» — о растительности Великого острова. О баобабах гигантских и карликовых, о «дереве путешественников», о деревьях осьминоговых, коралловых, сосисочных, морковных… О Мадагаскаре как о полигоне первого экологического оружия и как о справочнике по эко-темам.
Почему же это расцвело на «гуманитарной» ветке нашего лектория? — Да потому, что речь шла, прежде прочего, о флоре как о предмете культурного внимания и воображения, культурного именования и вообще как о теме человеческих забот. О специфически-мадагаскарских условиях диалога человека и его природной среды.
Попросту говоря, если мы видим интересного (нам) человека, занимающегося волнующей нас интеллектуальной работой и готового о ней рассказывать — мы его тут же хватаем за рукав и спрашиваем, а не согласился бы он рассказать о своих занятиях ещё и у нас? Денег наши лекторы, правда, не получают, зато они могут написать по материалам лекции статью в наш журнал — и получить не только гонорар, но ещё и несколько тысяч читателей!
Кстати, из тех, кого мы приглашали, денег не просил ещё никто.
— Много ли нынче подобных примеров, или вы — единственные в своём роде?
— Насколько я себе представляю, публичных лекций — как платных, так и бесплатных — в одной только Москве сейчас читается счастливое множество на разных площадках. Первое, что приходит на ум — это разные просветительские проекты, развиваемые в культурном центре «Пунктум»; лекции по еврейской культуре и её истории в «Эшколоте», лекции по культуре христианской — в культурном центре «Покровские ворота»…; презентации книг по гуманитарным наукам проходят, например, в Книжном клубе РГГУ, в их книжном магазине «У Кентавра». Уже упоминавшийся мною Игорь Сид ведёт при Российской Государственной Детской библиотеке — но открытый и для взрослых, да, собственно, им главным образом и адресованный — Клуб путешественников, куда приходят путешественники и авторы литературных травелогов и рассказывают о своих странствиях. Вот только что успела заметить краем глаза на Фейсбуке, — да ушла случайно с этой страницы, — что существует лекторий «Мой курсив», посвящённый, по всей вероятности, чему-то литературному. — надо будет потом разведать, что это такое. (Я бы сказала, что аудитории всех этих проектов пересекаются и перемешиваются с нашей, чему мы только рады.) Мы как раз вписались в очень актуальный сегодня формат.
Если спросить, в чём наше особенное место среди всего этого, ответ получится очень простой: мы приглашаем тех, кто нам интересен! Да, у нас есть пристрастия. Главное из них я бы обозначила так: это — интерес к истории смыслов, практик и культурных форм. Изменчивость человеческих дел и обстоятельств и принципы этой изменчивости. Нам, как можно было заметить, интересны ещё и философы — люди, профессионально разбирающиеся (или. По крайней мере, стремящиеся разобраться) в том, как и почему устроены смыслы. Очень привлекают наше внимание и те, кто (как Анатолий Рясов или Владимир Губайловский) соединяет в своей работе несколько культурных областей, которые обычно представляются людям не связанными друг с другом.
— Ощутима ли отдача? И если да, то как? В чём она выражается?
— Вот на этот вопрос я не знаю, как ответить. Какая тут может быть отдача? Если людям, которые пришли на лекцию, было интересно, если им в результате захотелось следить за нашим проектом и дальше (а это можно делать в группах нашего журнала на Фейсбуке и Вконтакте и в сообществе «Знание — Силы» в Живом Журнале, где мы вывешиваем анонсы лекций — и видео- и аудиозаписи лекций для тех, кто прийти не смог), если им захотелось приходить ещё и читать — а то даже и выписывать — наш журнал — вот уже, по моему разумению, и отдача. Мне кажется, интересно людям бывает часто.
— Кто ходит на лекции? На кого они вообще ориентированы? Всегда ли аншлаг?
— Это очень просто: наша аудитория — все, кому окажутся интересными заявляемые для разговора темы. Вход, как говорится в анонсе каждой нашей лекции, свободный. Преподаватели часто приводят своих студентов — или они даже сами приходят.
Понятно, что количество слушателей всякий раз разное, и это зависит от многих факторов — не только от предмета лекции и от того, кто её читает, но, скажем, и от того, легко ли найти место, где она проходит (иногда людям кажется, что это далеко от всего цивилизованного и легко заблудиться — такой несчастный опыт у нас был с лекцией об истории американского комикса в книжном магазине «Dodo Space» при ДК  ЗИЛ, куда почти никто не пришёл) и, наконец, попросту от погоды.
— Какова польза от лектория «в масштабе»?
— В масштабе чего? (смайл). Какая вообще польза от просвещения? Да решительно никакой — кроме (надеюсь) внутреннего роста слушателей, расширения их кругозора и развития у них критического мышления! По-моему, рассмотрение вещей и обстоятельств в развитии (наша любимая тема, как и было сказано) формирует в человеке именно это: критичность, гибкость и объёмность мысли.
— Есть ли проблемы?
— Пока я вижу только одну — но и та разрешима: отсутствие собственного постоянного помещения. У нас в редакции собираться не очень удобно, не всякий доберётся. Но у нас есть по крайней мере один постоянный партнёр, с которым мы сотрудничаем в этой области: московская Центральная библиотека № 36 имени Н.А. Добролюбова на Смоленской площади. Они предоставляют нам место для лекций (и да, не спрашивают за это денег) практически всегда, когда мы к ним с такой просьбой обращаемся — и анонсируют наши лекции у себя на сайте. Просто с ними надо заранее договариваться, стараться вписаться в их график, поскольку у них проходит и много других мероприятий. Пока это — самая удобная из всех площадок, на которых мы побывали, в том числе и по расположению: библиотеку легко найти, что очень важно для новых слушателей; и вообще там уютно и хорошая атмосфера. Кстати, наша аудитория расширяется ещё и за счёт постоянных читателей библиотеки.
—  Как вы лично управляетесь и с основной работой (вы ведь заведуете отделом в журнале, много пишете, вам и так хватает)? Думали ли бросить лекции? И есть ли у вас помощники?
— Но ведь это же не требует никаких усилий! Разве трудно попросить человека прочитать лекцию, а в случае его согласия повесить о ней объявления в Живом Журнале, Фейсбуке и Вконтакте? И вообще это часть моей работы: я таким образом улавливаю для журнала авторов — или героев интервью, что тоже интересно. (Кстати, «завотделом» — это только звучит так красиво, на самом деле весь мой отдел — это я сама, мне никто, к великому счастью, не подчиняется. Существуют лишь внештатные авторы, которым надо не забывать напоминать, чтобы они сдавали в срок обещанные тексты, и при необходимости эти тексты редактировать. В основном же я пишу — и работаю корреспондентом — сама, но это, как Вы понимаете, — одно сплошное удовольствие).
Вы уже видели, какие захватывающие у нас темы для разговоров и размышлений. Да как же такое можно бросить?!

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика