Ева Муггенталер: «Если во время творческого процесса слишком засматриваться на рынок, то это только мешает»

Немецкая писательница и в большей степени иллюстратор детской литературы, Ева Муггенталер — человек не просто талантливый. Она словно сказка, потому что ту радость, которой Ева одаривает детей, иначе как волшебством не назовёшь. Недавно Ева побывала в России, где представила нашим маленьким читателям свою книгу «Пастух Рауль», которую сама написала и проиллюстрировала. Выход книги на русском языке стал возможен благодаря замечательному детскому издательству «КомпасГид»

— Ева, что вы читали в детстве и юности? На каких книгах «росли»? Кто были ваши любимые детские писатели, любимые литературные герои? Читали ли вы русских авторов? И насколько была в почёте литература в вашей семье?  
— Если говорить о книжках-картинках, то помню, как читала «Мы ещё столько можем сделать вместе» Ф. К. Вехтера, помню книгу Лео Лионни «Рыба — это рыба». Потом перешла и на «текстовые» книжки: «Пеппи Длинныйчулок» Астрид Линдгрен и «Двойную Лоттхен» Эриха Кестнера. Однако любимым героем у меня был Пумукль, несмотря на то, что я истории о нём знаю только по аудиоспектаклю.
Больше всего любила книги Кристины Нестлингер — мне нравился вечно присущий ей юмор.
Огромное количество произведений я брала в руки и откладывала, если первые две страницы не были способны меня заинтересовать. Редко читала фантастику — гораздо больше привлекали романы!
Раньше родители часто читали вместе с нами, детьми — особенно когда мы ездили в отпуск. Например, такие книги, как «Рыжая Зора». Честно признаюсь, иногда мне было трудновато, потому что я была самой младшей. Отец, который всегда был очень начитанным человеком, и потом постоянно предлагал мне тех или иных авторов — в частности, прекрасное издание тургеневских «Записок охотника». Мне в ту пору было лет семнадцать — с каким удовольствием я вникала в эти пространные описания природы!
— Как началась ваша литературная биография?
— В начальной школе — лет в восемь-девять — я вела дневник и любила сочинять всякие истории. Но желание писать — и, главное, делать это добровольно — быстро иссякло. Поспособствовали и уроки родного языка в школе, на которых нас учили тому, что надо следовать правилам вместо того, чтобы искать собственный стиль.
Любила ещё рисовать комиксы, которые тиражировала на ксероксе и продавала родственникам и знакомым.
— Что необходимо, чтобы стать настоящим автором? Трудно ли работать для детей?
— Я в гораздо большей степени иллюстратор, а не автор. Мне предлагают множество историй, но я часто отказываю — они оказываются написаны таким неестественно-слащавым языком, которым взрослые обычно говорят с детьми!.. Гораздо лучше истории получаются, если в голове у автора есть сюжет, который захватывает его самого, а когда он будет перенесён на бумагу, уже и будет ясно, для детей эта история или для взрослых… Начиная с определённого возрастного уровня, лет, возможно, с девяти, границы детской и взрослой литературы начинают местами размываться.
Писать для детей… Думаю, для этого необходимо сохранить свой взгляд на мир, те ощущения, которые возникали в детстве при соприкосновении с другими людьми или предметами, уметь смотреть вокруг глазами ребёнка. Засунуть указующий перст поглубже в карман! И выбросить воображаемые ножницы, которые режут текст на куски, которые понравятся издателю, и куски, которые лучше оставить при себе.
— Как вы считаете, сегодня дети те же, что и в позапрошлом, частично в прошлом веке? Несмышлёныши, не знающие до совершеннолетия, образно говоря, откуда дети берутся. Надо ли их оберегать от правды жизни, от несчастливого конца? Надо ли с ними «сюсюкать» через книгу? Или имеет смысл как-то более по-взрослому проявлять к ним понимание и уважение?
— В Германии в семидесятые годы, в пору моего детства, работало немало художников, графиков, авторов, произведших переворот в детской книге. Вдруг появились книги о том, откуда берутся дети, стала подниматься тема Второй мировой войны, появились книжки, в которых можно было самому рисовать и из которых даже можно было что-то вырезать; сюжеты перестали быть дидактически зашоренными. С тех пор появилось огромное количество книжек-картинок, на полках магазинов книги, написанные детским языком, соседствуют с серьёзной литературой.
Ребёнок всегда отыщет ту историю, которая будет интересна именно ему, и не станет при этом задумываться, пойдёт она ему на пользу или окажется во вред — неважно, в какое время он живёт.
— Грустный конец — насколько это уместно в детской литературе?  
— Зависит от того, как это подать. И от самого читателя, разумеется. Например, мой племянник, прежде чем слушать сказку, всегда спрашивал, хороший у неё будет конец или плохой — очевидно, он слишком вживался в истории и каких-то особенно волнительных моментов просто мог не выдержать. Но другие дети способны сохранять более ощутимую дистанцию.
По моим наблюдениям, дети, которые много смотрят телевизор, менее эмоционально реагируют на чтение вслух.
— Что вы думаете про литературную классику? Насколько она нужна детям, с какого возраста их надо с ней знакомить? И какие классические произведения вы бы настоятельно рекомендовали для детского чтения?
— Предлагая своему ребёнку «Тома Сойера», я бы обратила внимание на то, нравится ему эта книга или нет. Никогда не стала бы говорить: «Это обязательно нужно прочесть!» или «Вот тебе «Крабат» Пройслера — а ну-ка садись и читай!»
Детям необходимо предоставлять хороший выбор, но не предписывать, что им следует читать, а чего не следует.
— Кто из современных детских писателей вам наиболее симпатичен?
— В первую очередь на ум приходят следующие имена: Надя Будде, Йенс Раcсмусc, Юрг Шубигер (который, к сожалению, скончался в прошлом году), Йенс Зентген, Шон Тан.
— Чего и насколько, по-вашему, сегодня не хватает детской литературе? А литературе вообще?
— Сложный вопрос! Возможно, не хватает книг, которые не были бы рассчитаны только на конкретную целевую аудиторию… Издаётся огромное количество детской литературы, каждый год появляется что-то новое, но из этого практически ничто не способно добавить какой-то новой перспективы. У меня уже взгляд замыливается.
— Что в наши дни означает фраза «состоялся как автор»? Легко ли нынче «пробиться», стать знаменитостью, стать «раскупаемой»? И какие сегодня существуют «рычаги» для продвижения творческой карьеры?
— Кажется, вопрос не ко мне. Я ведь не совсем писатель. Но если бы была, то писала бы о том, что трогает лично меня, о том, что меня интересует — ведь если ты сам загорелся темой, то способен разжечь к ней интерес и в других. Мне кажется, что если во время творческого процесса слишком засматриваться на рынок, то это только мешает.
— Какую книг со своими работами вы считаете самой удачной?
— Сложно предугадать, будет ли книга пользоваться успехом. Но шансы получить какую-либо премию есть прежде всего у книг, которые стилистически не похожи на другие, в которых нет ужасно милых персонажей — однако такие книги хуже продаются.
Своим успехом считаю книги «Белый мишка, чёрный мишка» и «Папа, я хочу собаку!» Что у той, что у другой книги коммерческий успех весьма средний. Идеи, воплотившиеся затем в иллюстрациях, родились из множества набросков: чтобы принять решение, мне всегда нужно сделать массу зарисовок того, что приходит мне в голову, пока я размышляю над историей. На наброски уходит много времени, им требуется определённое пространство, эти листы собираются в альбом, во много раз превышающий по толщине итоговую версию книги.
— Как литератор, как родительница, что вы думаете по поводу воспитания в детях любви к чтению?
— Как, на ваш взгляд, можно стремиться к тому, чтобы отдавать чтению то же количество времени, что и раньше, если сейчас его с такой любовью тратят на компьютер, телевизор или мобильный телефон? Думаю, родители и учителя должны это понимать. Надо всей семьёй учиться разумно распоряжаться временем, спрашивать себя, какой пример мы сами подаём детям.
Начать можно с того, чтобы читать детям вслух или в дороге…
— Можно ли нынче «прокормиться» иллюстрациями? Обеспечивают ли они вам достойную жизнь?
— На этом профессиональном пути есть множество разных троп. Если по ним идти, то прокормиться можно. Я, к примеру, иллюстрирую книги, рисую для журналов, для интернет-сайтов, провожу мастер-классы, продаю оригиналы работ. Заказ из области рекламы приносит существенно больший доход, чем иллюстрации к детской книге, но вопрос о том, что именно будут рекламировать твои работы, при этом вовсе не снимается.
— Авторское право и интернет — как вы относитесь к этому вопросу?
— Для меня важно получать отчисления за публикацию. Лишь немногие способны понять, сколько труда и времени (работы над идеей, над эскизами) может быть вложено даже в самую незамысловатую картинку.
— Если бы могли выбирать любую точку земного шара, куда бы вы, не задумываясь, отправились в путешествие?
— По чисто внешним признакам — в страну, где было бы чёткое деление на времена года, где не только равнины, но есть и холмы, и леса… Но, думаю, даже если ориентироваться на первый мой критерий, то, чтобы попасть в такую страну, мне понадобилась бы машина времени. Куда ни приедешь — глобальное потепление не оставляет никаких шансов на то, чтобы климат был предсказуем.
— Если бы случилось чудо и вы вновь вернулись в свои тринадцать лет, что бы вы себе пожелали?
— Жить на планете, на которой люди серьёзно относятся к той самой индейской мудрости: «Только когда будет выкорчевано последнее дерево, отравлена последняя река и поймана последняя рыба, вы обнаружите, что деньги несъедобны». И стараются предотвратить подобный финал.
А в остальном мне бы очень хотелось, чтобы в школе у меня была возможность изучать те предметы, которые мне были интересны, иметь на занятия ими достаточно времени, ещё — больше времени проводить на улице, научиться ездить верхом, петь, играть на гитаре, рисовать карандашами и красками… Найти хороших друзей!

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика