Михаель Мац: Русский язык, который я сегодня слышу по российскому телевидению, ужасен

«Кстати, здесь народ на четверть – россияне, ну подумаешь, что ходят в синагогу», — эти простые, подкупающие своей искренностью строки принадлежат перу Михаеля Маца, нашего соотечественника, уже 23 года проживающего в Израиле. Сменив гражданство и давно став настоящим израильтянином, Михаель не забыл родного языка. Он пишет прекрасные стихи, которые пока что можно найти только на поэтических сайтах. Но, прочитав их раз, понимаешь, что у тебя появился ещё один любимый поэт. Сегодня Михаель Мац в гостях у нашего литературного портала.

— Михаель, расскажите о себе. Откуда вы родом? Что читали в детстве, юности? Уважали ли литературу в вашей семье?
— Ваш покорный слуга родился 30 августа 1947 года в семье офицера-строителя. Раннее моё детство прошло в маленьком гарнизоне неподалёку от Луховиц, на крайнем юго-востоке Московской области, и первыми моими друзьями были солдаты роты, которой командовал отец.
Читать я начал очень рано, Несмотря на то, что мы жили очень скромно, в доме всегда было много книг, и благодаря этим книгам я на всю жизнь сохранил любовь к классической русской поэзии. А прочитав    «Илиаду» Гомера в переводе Гнедича, стал интересоваться античной историей и литературой. Первые мои литературные опыты относятся именно к этому периоду жизни.
Тогда же я приобрёл опыт публичных выступлений, читая со сцены солдатского клуба стихи Пушкина, Лермонтова и Некрасова.
После Луховиц мы переехали ближе к Москве, в город Лобню, где отец строил большой военный аэродром, ставший впоследствии международным аэропортом   «Шереметьево».
Свои литературные опыты я продолжил во время службы в армии и даже имел честь быть напечатанным в окружной газете Московского округа ПВО.
После демобилизации я неоднократно пытался   «запихнуть» свои стихи в различные литературные журналы, но каждый раз получал   «фейсом об тейбл» и оставил эти попытки…
— Когда вы уехали из России?
— В сентябре 1991 года волна репатриации подхватила меня, и мы с женой оказались в Израиле. Мы достаточно ясно понимали те трудности, которые ждут нас в чужой, хотя и гостеприимной, стране. Проблемы с языком и потерей статуса ломали здесь многих. Но мы ни разу не пожалели о том, что переехали в Израиль.
Нет, я не чувствую чужим
Себя под небом этим дальним,
Когда, несомый ветром шквальным,
Сменил страну, сменил режим…
Так я писал в одном из своих стихотворений.
— И все же, когда и как вы стали поэтом «в законе»?
— В начале 1996 года я получил тяжёлую травму позвоночника. Сложная и не совсем удачная операция надолго выбила меня из привычной колеи. Но эта же травма дала толчок моему возвращению в литературу. А   «крёстным отцом» на этом пути стал мой врач-психиатр, спасший меня от суицида и объяснивший, что именно творчество – лучшее лекарство от депрессии.
И я стал писать. Но для творческого человека необходима аудитория. И такую благодарную аудиторию я нашёл в Его Величестве Интернете. Я стал размещать в сети свои стихи, стал учиться писать, совершенствуя технику стиха. Поэтому я не считаю себя поэтом в общепринятом понимании этого слова. Ведь, по-моему, поэт – это человек, зарабатывающий себе на жизнь гонорарами от своих стихов. Я же – просто   «сетевой автор», и мои гонорары – это слова благодарности читателей.
А творчество помогает мне жить и оставаться оптимистом. И я буду очень-очень рад, если кто-то, прочитав мой незамысловатый рассказ, найдёт мою страничку на Стихире и просмотрит мои стихи. Быть может, какие-нибудь из них  «зацепят» его душу.
— Самые близкие вам поэты – кто они? А из иностранных?
— Самые любимые – Пушкин, Некрасов, Блок, Светлов, Симонов, Твардовский, Рубцов, Анчаров. Из иностранных –  Эдгар По, Лонгфелло, Бёрнс, Шота Руставели, Омар Хайям.
— Кого любите из прозаиков? Что в настоящий момент читаете?
— Из прозаиков наиболее близки мне Симонов, Бунин, Булгаков, Анчаров, Василь Быков, Виктор Астафьев, Бредбери, Азимов, Артур Кларк, братья Стругацкие, Анджей Сапковский. Самым великим писателем считаю Умберто Эко, а его роман  «Имя розы» — самым лучшим романом всех времён и народов. А читаю я сейчас очень мало, в основном военно-историческую литературу.
— Входите ли вы в израильское литературное сообщество? Чем живут русские  литераторы на Земле обетованной?
— В израильский литературный бомонд я не вхож, и всегда зарабатывал   себе на жизнь достаточно тяжёлой физической работой. Так что…
—  А что сейчас пишете? Над чем работаете?
— У меня нет грандиозных творческих планов, поэтому мои стихи рождаются спонтанно и почти случайно. А работаю я сейчас над своим здоровьем –  и это для меня самое главное.
— Михаэль, как вы думаете, можно ли в полной мере познать поэзию в переводе?
— Чтобы сделать талантливый стихотворный перевод, для начала надо самому быть талантливым поэтом. Взять Самуила Яковлевича Маршака – и этим все сказано. Но все же я твёрдо убеждён, что, чтобы познать её в полной мере, поэзию надо читать в подлиннике.
— Классическая поэзия – это вечная ценность или преходящее?
— Классическая поэзия будет вечно, хотя проверить это достаточно сложно. Но – я так думаю.
— А что вы думаете по поводу чистоты русского языка? Замечаете ли вы разницу: как было раньше и как сейчас?
— Я живу не в России уже 23 года. Я русскоговорящий и пишущий по-русски израильтянин. Но могу сказать только, что русский язык, который я сегодня слышу по российскому телевидению, ужасен.
— Можно ли в Израиле что-то заработать поэзией?
— Не думаю, что в Израиле можно заработать на жизнь стихами. Прозаики – те да, возможно, живут своим трудом. Но… Слишком маленькая страна, меньше Московской области.
— Как отчасти россиянин, что вы думаете о России? Какое будущее её ждёт?
— У России сейчас наступили тяжёлые времена. Благодаря своим недальновидным политикам Россия превращается в страну-изгоя, в страну даже не третьего, а четвёртого ряда. Если раньше Россию уважали, то теперь её боятся.
— Как вы относитесь к глобализации? Добро это, или зло?
— Не добро и не зло. Глобализация – это неизбежный путь развития общества.
— Михаель, а демократия в Израиле – настоящая или показная? А свобода слова?
— Демократия в Израиле – не миф, а реальность. В отличие от России, депутатов   в Кнессет (израильский парламент) у нас выбирают, а не назначают.   У нас сажают на скамью подсудимых политиков любого ранга, а не только неугодных президенту. И только у нас арабские депутаты Кнессета с его трибуны могут призывать к уничтожению государства, депутатами которого они являются.
— Михаель, что бы вы хотели пожелать своим русским землякам на прощанье?
— Я бы хотел поздравить всех с 9 Мая, со славным Днём Победы. И посвятил ему и всем героям-ветеранам вот такое стихотворение:

Ему бы тепло и покой,
Да доктор чтоб был где-то рядом,
Да стопка всегда под рукой.
И чтоб до последнего вздоха,
Он верил: «Не зря воевал!»
И чтоб не держали за   «лоха»,
И чтобы поменьше хворал.
И чтобы не залпы салюта,
Под пьяные вопли навзрыд –
В довольстве дожить и в уюте,
И тихо уйти. Без обид.  
   
Мир вашему дому. Будьте счастливы!

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика