Борис Батыршин: «Очень низкими стали требования литературных редакторов, и уж очень легко читающая публика прощает вольности в обращении с русским языком»

У нас в гостях Борис Батыршин, писатель-фантаст, автор блестящих историко-приключенческих романов-фэнтези, таких как «Коптский крест» и «Египетский манускрипт»…
— Борис, если не секрет, как и когда вы поняли, что вы писатель? Ведь у вас, насколько известно, прекрасное техническое образование. Как же вы из инженера-физика стали человеком творческой профессии?
— После института я весьма недолго работал по специальности. Потом начались 1990-е, и я попал в книжное издательство «Аргус». Ещё в студенческие годы я состоял в движении Клубов Любителей Фантастики, не раз бывал на конвенте «Аэлита» в Свердловске (если кто не помнит — Екатеринбург). Издательство пыталось издавать качественные книги — российских фантастов — Вершинина, Лукьяненко, ещё до «Дозоров», сборники сказок, сборники авторской песни. Наверное, оттуда и пошёл процесс.
— В ваших книгах ключевая роль отведена истории, что говорит о хорошем знании темы. История — это для вас увлечение? Или вспомогательная, вторая профессия? Было бы возможно ваше писательство без культурно-исторической деятельности? Расскажите, если можно, о Хоббитских Игрищах. Чего ещё тематического вы организовывали? И что это вам даёт, кроме бесспорной радости и морального удовлетворения?
— Да, верно, я не без основания причисляю себя к числу основателей движения Хоббитских Игрищ. Случилось это в 1990-м году; чуть позже я примкнул и к только возникавшему тогда движению исторического и турнирного фехтования, участвовал в самых первых турнирах. Естественно, всё это — обстановка, атмосфера, люди, дух сказки и не ограниченной ничем фантазии — не могло не наложить свой отпечаток на всю мою дальнейшую жизнь.
Впоследствии я занялся исторической реконструкцией — сначала Средневековьем, потом эпохой Наполеона и войны 1812 года, был одним из лидеров клуба «3-1 гусарский полк Великой Армии». Оттуда и родилась моя стойкая любовь к истории 19 века.
— Как фантаст, ответьте искренне: а сами вы верите во что-то сверхъестественное? Сталкивались ли в жизни с «чем-то таким»?Batirshin Boris
— Увы. Я всегда был горазд порассуждать на эту тему, причём делал это весьма убедительно, но сам никогда не был свидетелем проявлений Сверхъестественного. Хотя… некоторые совпадения жизненных обстоятельств и заставляли порой задуматься — да и по сей день заставляют…
— Кто ваша основная аудитория? Только ли молодёжь? На кого вы ориентируетесь, когда пишете новую книгу?
— Это вопрос непростой. По выбору темы и материала можно сказать, что книга моя адресована и взрослым, и подросткам. Но я отдаю себе отчёт, что она адресована прежде всего тем подросткам, каким был я в своё время — после книг Катаева, Каверина, Шклярского, Жюля Верна. Ну и, разумеется, Владислава Крапивина. Отсюда и наблюдение — самые горячие отзывы мои книги собирают сейчас у людей среднего возраста, и особенно — у родителей, у которых растут дети. Можно смело сказать, что в определённом смысле это историческая фантастика для семейного чтения.
— Сколько точно у вас вышло книг? И какая, если не секрет, самая ваша любимая? Расскажите про неё!
— На данный момент свет увидела на бумаге трилогия «Коптский крест», состоящая из трёх книг. Ещё одна книга, «Дорога за горизонт» — первая книга второй трилогии «Департамент Особых Проектов», являющаяся прямым продолжение первой, вышла в электронном виде и ограниченным бумажным тиражом; работа идёт над второй книгой этой серии.
В электронном же виде вышла книга «Третий меморандум». Это книга не только и не столько моя — её написал мой ближайший друг, Пётр Курков, который, увы, умер в 2012-м году. Я собрал материалы его незаконченной книги, обработал, закончил и представил читателям. Книга написана в популярном жанре фантастической робинзонады, но заметно отличается от принятого сейчас боевикового стиля — это скорее социальная фантастика.
Обе эти книги доступны сейчас в электронном виде как на ЛитРес и в магазине Андрея Круза, так и на других площадках, где торгуют электронными книгами.
И наконец — завершена новая книга — «Внеклассная работа». Это подростковая историко-приключенческая фантастика, посвящённая теме русско-японской войны. В данный момент книга готовится к выходу в издательстве «Аквилегия-М»; она откроет новую серию подростковой исторической фантастики «Лабиринт времени».
Что до любимой…  Наверное, для автора любимая книга — та, над которой он работает в данный момент. Для меня это сейчас продолжение «Дороги за горизонт».
— Как подолгу вы работаете над одной книгой? Откуда черпаете идеи для своих произведений?
— Это очень индивидуально. Первую книгу, «Коптский крест», я закончил менее чем за два месяца; «Дорогу за горизонт» писал и доводил до ума более полугода. Что до идей… я уже упоминал таких писателей, как Каверин и Шкловский; бесспорным источником вдохновения служит для меня Джек Финней с его циклом «Меж двух времён». Очень большую роль играли для меня «Москва и москвичи» Гиляровского, как и история вообще. Ну и личный опыт, разумеется — мне самому приходилось и фехтовать, и управлять парусным судном, и скакать верхом…
— Что даёт вам силы и вдохновение писать дальше, несмотря на то, что писательство нынче — дело совсем неприбыльное? Не бывает искушения бросить перо и заняться исключительно «чем-то серьёзным»?
— Вы затронули больную тему. Отвечу коротко — НЕТ. Я долго решался на то, чтобы взяться за перо, но раз уж решился — то так просто этого занятия не брошу. Да, сейчас наступает эпоха электронного книгоиздания — что ж, попробуем найти себе место в ней, не забывая, разумеется, о старой доброй бумажной книге.
— Борис, на кого вы ориентировались, когда определялись со своим писательством? Кого могли бы назвать своим учителем?
— Если говорить о том жанре, в котором я работаю — приключенческая фантастика для подростков — то образцом для меня всегда был Александр Мирер с его «Домом скитальцев». И, разумеется, Стругацкие, Булычёв, Станислав Лем. Отдельное место в списке моих любимых авторов занимают Алексей Толстой и Леонид Соболев с его «Капитальным ремонтом». И, разумеется, книги Виктора Крапивина.
По поводу учителя… моим наставником, хотя и невольным, в писательском деле стал упомянутый уже Пётр Курков. Если бы не он, я бы точно никогда не взялся за перо.
— Чего, по-вашему, сегодня не хватает отечественной литературе? И, может, вы хотели бы назвать кого-то из своих коллег-современников, которые заслуживают внимания, кого тоже стоит почитать?
Batirshin Boris— Не хватает, наверное, требовательности к себе. Уж очень просто стало публиковаться, особенно в электронном виде. Уж очень низкими стали требования литературных редакторов, и уж очень легко читающая публика прощает вольности в обращении с русским языком. Но тут во мне говорит, пожалуй, не литератор, а редактор.
Что до современных фантастов — то я упомяну прежде всего Андрея Валентинова, потом Вадима Панова; из тех, к кому ближе всего мой излюбленный жанр робинзонады и исторической фантастики, — Денисова, автора цикла «Стратегия», и, пожалуй, Андрея Дая. Отдельной позицией стоит для меня роман Олега Курылёва «Убить фюрера». Несмотря на несколько разухабистое название, это, по-моему, вообще лучшее произведение попаданческого жанра из числа написанных за последние лет десять. Прекрасных книг вообще много — не могу удержаться и не упомянуть, к примеру, Лазарчука с его «Транквилиумом» или «Посмотри в глаза чудовищ»…
Из западных, ныне работающих — с большим отрывом от всей западной фантастики для меня стоит Л.М. Буджолд с её циклом о Барраяре. Что до серьёзной литературы, то тут я верный поклонник Умберто Эко.
— «Хороший» и «известный» — эти два определения писателя, по-вашему, являются ли синонимами?
— Видимо, нет. Но это, согласитесь, весьма субъективный показатель; для кого-то писатель хорош, кто-то его книги в руки не возьмёт. Но известность — фактор объективный; можно не любить того или иного автора, но если уж о нём пишут — глупо это отрицать.
— Продуктивность автора — это показатель чего?
— Трудолюбия, упорства — да, безусловно. Таланта? Вопрос. Писательского мастерства? Ещё больший вопрос.
Но, разумеется, есть примеры того, когда всё это сходится в одном человеке; вспомним Дюма-отца или Жюля Верна.
— Над чем вы сейчас работаете?
— Собственно, на этот вопрос я ответил выше. Добавлю лишь, что сейчас в работе неспешно пребывает ещё и проект «Потерянный цеппелин» — пример фантастики с элементами так популярного ныне жанра фэнтези и паропанка.
— И, если не секрет, что вы сейчас читаете?
— И это непростой вопрос. С одной стороны, у меня всё время «в чтении» пара военно-исторических трудов разной тематики» — сейчас это недавно вышедшая в «Яузе» великолепная книга Лисицына «Крейсера Первой мировой войны». Её дополняет монументальный труд английского историка флота Паркса «Линкоры Британской Империи», он нужен мне для подготовки третьей, задуманной книги цикла «Департамент особых проектов».
А из художественной литературы — я сейчас взялся перечитывать и переслушивать в виде аудиокниг старую фантастику. В данный момент в рюкзаке лежит старый сборник Стругацких «Шесть спичек», а на аудиоплеер закачана «Меж трёх времён» Джека Финнея.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика