Юрий Лужков: Речь о закрытии Ленинской библиотеки в моё время никогда не шла

Сегодня в гостях у нашего литературного портала Юрий Михайлович Лужков — экс-глава столицы России, успешно руководивший ею в течение 18 лет и оставивший в истории города заметный след. Юрий Лужков — автор более 40 книг и 200 печатных работ, и читателям, особенно же москвичам, будет очень интересно данное интервью.

— Юрий Михайлович, расскажите про Ваш литературный дебют — как долго «зрела» первая книга и что подвигло к её написанию? Ваша писательская деятельность имеет некие глубинные корни, или Вы пришли к ней спонтанно, Вас подтолкнули жизненные обстоятельства?
— В студенческие годы у меня была тяга к стихосложению, но я никогда не думал писать что-либо из области художественной литературы. Я технарь, и этим, казалось бы, всё сказано. Но в 1991 году я оказался в эпицентре драматических событий и исторических перемен в жизни нашей страны, после чего друзья уговорили меня написать книгу. Я назвал её «72 часа агонии». Это было моё первое даже не литературно-художественное, а скорее общественно-публицистическое изложение произошедшего в нашей стране.

В студенческие годы у меня была тяга к стихосложению, но я никогда не думал писать что-либо из области художественной литературы

— Что Вы читали в детстве и юности? На каких книгах выросли? Кто были Ваши любимые литературные герои? Читающая ли была у Вас семья?
— Я ребёнок военных лет, и литература тогда в основном была о героях, партизанах, полководцах, разведчиках. Позднее в этом ряду появились Толстой, Достоевский, Тургенев и Шолохов. Читать я любил, читал много и самых разных авторов: Пушкин, Грибоедов, Джек Лондон, Фейхтвангер,  Голсуорси — всех и не перечислить.
Наша семья, хоть и считалась рабочей, книги читала охотно, особенно отец. Он  даже собрал домашнюю библиотеку, в которой, помню, была Малая Советская энциклопедия и общественно-политические издания, такие как «Ложная мудрость религии».
В самое опасное время (1941-1942 гг.), когда фашисты вплотную подошли к Москве, наши соседи по бараку бегали по двору и, причитая, говорили, что с приходом немцев первыми укажут на семью коммуниста Лужкова, и нас всех расстреляют. Бабушка испугалась и пыталась сжечь книги в печке, но мама, хоть у неё и было всего 4 класса образования, остановила её и тем самым спасла библиотеку, в том числе важную для меня Энциклопедию, названия всех томов которой я до сих пор помню.

России не на что рассчитывать, кроме россиян, в особенности — молодого поколения

— Легко ли было совмещать руководящую работу и писательство? Если «тогда» Ваше творчество было скорее Вашим хобби, то теперь Вы уделяете ему больше внимания и времени? Собираетесь ли переходить на профессиональную стезю?
— Совмещать работу с творчеством легко, если работа — это творчество. Желание написать что-то рождалось из самой обстановки. Стих «Полтава» я написал к юбилею Полтавской битвы, видя, что руководство страны почти не обратило внимания на это историческое событие. Рассказ «Агроимпотенция» появился в знак протеста против политики государства в области сельского хозяйства.
Или такой пример: будучи студентом из очень бедной семьи, я был вынужден подрабатывать, и как-то мне довелось поработать в тюрьме с заключёнными. Позже я  написал рассказ о том, как «перекликаются» жаргонизмы, услышанные мною тогда от уголовников, с выражениями, используемыми в современной лексике.
— Что стало мотивацией к написанию «Алгоритмов лидерства»? Нашла ли уже книга своего читателя?
— России просто необходимы новые яркие руководители, которые смогут вдохновлять людей на созидание и вести их за собой. Я написал эту книгу, понимая необходимость объединить жизненный опыт и энергию молодости, нормальный цивилизованный консерватизм и новые прорывные технологии. России не на что рассчитывать, кроме россиян, в особенности — молодого поколения. К нему я и обратился.

Моё творчество — это скорее хобби, я и не считаю себя профессиональным писателем

— «Сократ» — это поэма о «наболевшем»? Её уже пытался кто-то ставить… А нужна ли вообще какая-то постановка для поэм?
— Что касается «Сократа», то я писал его в каком-то порыве, через сочувствие и уважение к человеку, который принял смерть, но не отказался от своих принципов и не просил пощады у власти. Нужна ли постановка? Честно скажу, не задумывался об этом. Вы правильно подметили, что моё творчество — это скорее хобби, я и не считаю себя профессиональным писателем, об этом даже речи не идёт.
— Какое из своих художественных произведений Вы считаете самым сильным? Много ли времени ушло у Вас на него?
— Конечно, самым эмоциональным произведением я считаю «Сократа». Я его писал залпом, мысли шли практически непрерывно, и приходилось записывать их буквально на ходу. Часть рукописи составлена на листках из разных гостиниц, в которых я в тот период останавливался. Это было время, когда политические нападки на большой период фактически разделили нашу семью, и побыть вместе мы могли только за рубежом.

Друзья у меня остались, ведь я никогда не считал себя политиком

— У Вас остались друзья, или у политиков таковых не бывает?
— Правильно говорят, что политика — грязное дело, и для многих она несовместима с жизненными принципами. По известному выражению, у стран не бывает союзников, только совместные интересы. Так же и  у политиков не бывает друзей; бывают либо попутчики, либо конкуренты. Наверное, я не очень подхожу под это определение, и друзья у меня остались, ведь я никогда не считал себя политиком.  
— О каком районе Москвы Вы бы хотели особенно написать? Какие московские улочки Вы бы посетили и воспели в своих произведениях?
— Место моего рождения — Москва-Товарная, Павелецкая набережная, там же прошло детство и юность. Сейчас всё изменилось, бараков нет, но школа и хлебозавод, картонажная фабрика, роддом и пожарка остались. Не вижу особого смысла рассказывать о «территории детства», а вот написать о друзьях детства и той жизни, пожалуй, будет интересно.
— Можно ли экономить на культуре и образовании? Недавно в СМИ прошла информация о закрытии государственной Ленинской библиотеки. Заходила ли при Вас речь об этом речь?
— Экономить на культуре и образовании —  значит выбросить страну из будущего. Речь о закрытии Ленинской библиотеки в моё время никогда не шла. Помню, наоборот, мы обсуждали вопрос о дополнительных запасниках для Ленинки.
— Как Вы относитесь к ненормативной лексике в литературе? Есть ли определённые условия, когда можно допустить её употребление?
— Ненормативная лексика — это часть нашего языка, можно сказать, часть души народа. Как известно, даже Пушкин позволял себе… кое-что. Я считаю злоупотребление ненормативной лексикой индикатором бескультурья; но полный отказ от неё означает потерю сочности и образности языка.

Экономить на культуре и образовании — значит выбросить страну из будущего

— Приносит ли Вам доход писательство?
— Приносит,  но… скорее материальный расход (улыбка).
— Ваша зарплата в Международном университете действительно всего один рубль? Какую пользу приносила Вам эта работа? Будете ли Вы и далее работать со студентами?
— Именно так. Зарплата моя в Международном университете составляет один рубль в месяц. Когда налоговые службы узнали об этом, они нагрянули с проверкой, мол, почему я получаю зарплату ниже установленного при мне же в Москве прожиточного минимума? Пришлось исправлять: официально зарплата стала соответствовать московскому минимуму, а на руки я продолжал получать один рубль в месяц. Остальные деньги шли на поддержку студенческих работ.
Работа со студентами — это неотъемлемая часть моей творческой деятельности. Например, книжка «Алгоритмы лидерства» появилась после моих лекций в Лондоне и Москве на эту тему. «Сократ» также родился в результате проведённых «Сократовских чтений» в университете.
— Что Вы в данный момент пишете? Над  чем работаете?
— Сейчас я готовлю аналитические материалы по Дэн Сяопину, Бухарину и Косыгину — для прочтения лекций.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите её и нажмите "Ctrl + Enter"

Подписаться на RSS ленту

   

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лента новостей

Видео на «Пиши-Читай»

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

В Петербурге с третьей попытки установили памятник Сергею Довлатову

До этого презентованный общественности монумент пришлось демонтировать для доделки.

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

Популярные писатели вернули моду на устное чтение (ВИДЕО)

В «Гоголь-центре» завершился 21-й сезон «БеспринцЫпных чтений». Этот проект — один из самых странных на…

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Певец Алекс Дэй благодаря Гарри Поттеру сам стал немножечко магом

Рэпер из Британии прославился тем, что в одной песне использовал практически все заклинания из саги…

Яндекс.Метрика